Аркадий Ровнер «Тайна русской Изиды»

— Основательница теософского общества Елена Блаватская утверждала, что через нее говорится вечная истина.

— Всемирное теософское общество было самой влиятельной организацией своего времени.

— Его основательница Елена Блаватская утверждала, что она получила свои знания и миссию свыше.

Сегодня редко вспоминают Елену Петровну Блаватскую. На фоне глобальных обвалов и катастроф ХХ столетия и мрачных предзнаменований наступившего века ее эпоха кажется благодушной и спокойной.

Читать далее

Аркадий Ровнер — РЕЛИГИЯ БУДУЩЕГО

Это началось как увлечение электроникой, с компьютеров, смартфонов, планшетов, с неуклюжих роботов. Это может закончится как новая, на этот раз действительно всемирная религия — проект, в который будет втянуто все жизнеспособное человечество, и это уже будет новое преображенное человечество, о котором мечтали лучшие умы на протяжении всей нашей огромной и хаотичной истории.

Читать далее

Переписка о современном искусстве

Аркадий Ровнер и Сергей Родыгин
toronto

Сергей, приветствую. Вот некоторые мысли для обдумывания и обсуждения.

Когда-то просвещенные князья окружали себя скульпторами, поэтами и музыкантами, которым они заказывали произведения высокого искусства. Сегодня вкусы невежественных масс, представленные политиками и коммерсантами, диктуют художественные запросы, которым следуют конформные поэты и художники. Другие заказчики – другая музыка. Создана структура, регулирующая распределение спроса и предложения на те или иные произведения искусства, на тех или иных художников, в виде отделов культуры, библиотек, магазинов, клубов, журналов, издательств, музеев и т.д., одной из важнейших функций которых является не пропустить ничего настоящего. Массам предлагается только то, что разлагается и смердит, а также специально отобранная классика, давно утратившая свою живительную силу. В случае сопротивления безраздельному диктату образцов массового искусства художников ждет замалчивание и непризнание их творчества. В случае принятия этих образцов её вырождение и творческая смерть.

Раньше восточные и западные сообщества имели внутри себя обладавшие средствами и властью просвещенные круги, заказывавшие художникам качественное искусство. Сегодня заказывает непросвещенная масса, причем она делает это через коммерческие и политические структуры, движимые соображениями выгоды и укрепления власти. Чтобы быть успешными, конъюнктурным художникам предлагается угадывать тренд, а экспертам — давать регулирующим структурам подсказку, что заказывать и что покупать.

В прошлом художник находился в конкретном традиционном пространстве, например, христианском или буддистском, сегодня же диапазон приемлемых художественных идей и средств значительно расширен, ибо рынок расширен в принципе до глобальных размеров. На глобальном рынке искусств господствуют релятивизм и безвкусица. Что мы можем в этих условиях делать?

В обстановке множественности метафизик нам с вами как художникам не на что опереться. Нет общей единой метафизики — мы опираемся то на одно, то на другое. Выйти из кризиса можно лишь опираясь на единую метафизику, то есть, воссоздав условия европейского или буддистского Средневековья. Прежде всего, воссоздав их в отдельно взятом художнике, а это едва ли возможно.

Единая метафизика будущего сегодня находится в процессе гадания и поиска, а класс просвещенных князей-заказчиков качественного искусства не думает рождаться. Очень редко и большей частью случайно у нас с вами появляются нормальные заказчики и издатели.

В лучшем случае мы получаем мелкие заказы и ничтожное или никакое вознаграждение. Чаще всего мы сами играем роль гадателей, художников, экспертов и своих собственных заказчиков – многовато для одного человека.

Будет ли когда-нибудь воссоздана иерархическая структура общества на основе новой синкретической метафизики, которая вберет в себя все многообразие классических метафизик? Я склонен думать, что все это возможно. А пока нужно четко формулировать наши понятия, чтобы для тех, кто ищет ясности, эта ясность не была недоступна.

Читать далее…