Аркадий Ровнер «Рыцарь Святого Грааля»

Рене Генон считал, что он несет европейцам извечные истины, полностью забытые на Западе. Еще при жизни Рене Генон стал живой иконой для целого поколения европейских востоковедов, мистиков и свободных мыслителей. Воспитанный в строгих католических традициях, он в своем духовном поиске пришел к исламу и стал членом суфийского ордена. Генон пытался открыть истину, лежащую у истоков всех мировых религий. Любая из них, по мысли Генона, – лишь внешняя оболочка сокровенного знания.

Читать далее

Здесь и там

Беседа Аркадия Ровнера и Леонида Большухина

 1

 Л.Б.: Я занимаюсь современной русской литературой в Нижегородском университете. Недавно я прочитал в «Антологии Гнозиса» ваши работы и посмотрел ваши книги – до того они мне были недоступны. Мне бы хотелось с вами поговорить о том времени, когда вы начинали писать. Как я понимаю, это были 60-е годы.

Читать далее

А. Ровнер «Христианство на перекрестке веков: Ориген против Цельса»

 

В первые века христианской эры основатели Восточного православия превратили духовный импульс апостолов в универсальную мировоззренческую систему. Таким образом, христианство не утратило связи с античным наследием и включило в себя высший интеллектуальный опыт эллинской культуры. Однако нужен был могучий универсальный ум, который сумел бы найти философскую форму для христианского учения и дать ему систематическое изложение. Эту работу совершил Ориген, ученик и приемник Климента Александрийского, которого Дидим называл «вторым после Павла».

Читать далее

А. Ровнер «Глобальная культура третьего тысячелетия»

Глобальная культура третьего тысячелетия [1]

Этот текст представляет собой попытку рассмотрения моделей формирования социально-культурного пространства третьего тысячелетия. Естественно, такого рода модели обладают множеством уязвимых мест, и основное заключается в невозможности учитывания трансисторических факторов, то есть, не вытекающих из контекста самой истории, хотя радикально на нее влияющих. К этим факторам нужно прежде всего отнести мистические откровения и, как их результат, возбуждение, охватывающее отдельные группы или целые народы в определенные исторические моменты, которые в некоторых случаях приводят к формированию оригинальной парадигмы. Несмотря на большую вероятность ошибок в построении футурологической модели, сама задача прогнозирования и конструирования моделей будущего чрезвычайно важна и ответственна, особенно в периоды исторических переломов и юбилеев, которые отмечают внешне внушительные, но внутренне хрупкие традиционные системы.

Читать далее

А. Ровнер «Мистицизм на излете XX столетия»

1

 Там, где кончается область высокого искусства, точной науки и пресловутого здравого разума – за пределами этих сфер открывается не тьма тем и не бездна бездн, но начинается особый мир – тот, с которым соприкасаются наши сны, сказки, мифы и легенды и о котором свидетельствуют таинственные символы и аллегории – промежуточная зыбкая сфера, twilight, дверь и ступенька в невидимое, неназываемое.

Читать далее

А. Ровнер «Душа изнутри и снаружи: Майстер Экхарт»

Тема сегодняшней передачи – душа человеческая. Так я решил назвать передачу, посвященную средневековым учениям о душе. Эта тема связана с католической традицией и с теми глубокими изменениями, которые происходили в ней после Фомы Аквинского. Наверное, кое-то из вас знаком с учением Фомы Аквинского о душе. Оно основано на аристотелевских идеях. И предлагает такую схему, которая была и долгое время оставалась жизнеспособной, согласно которой человеческая душа имеет сущность, с одной стороны, а с другой стороны она имеет силы или свойства. Например, сущностью души человеческой является жизнь. Душа – живая, она не может быть не живой, это ее неотъемлемое качество. А разумность, допустим, или нравственность является свойством души, которое может быть, а может не быть у души, или может быть в большей или меньшей степени. Это достаточно ясная концепция, выделяющая различные более и менее глубокие аспекты человеческой души. Такого рода философствования, такого рода знания исчерпало себя в XIII-XIV веках. И знаком исчерпанности явилась целая серия явлений: таких, как готические соборы, как «Божественная комедия» Данте, как богословие Бонавентуры и как учение Майстера Экхарта, к которому мы сегодня и обратимся с большей внимательностью, чем к другим проявлениям Нового духа и Нового мышления.

Читать далее

А. Ровнер «Люди, боги, звери ‒ иерархия состояний»

В предложенной здесь концепции все вертится вокруг мысли, что наиболее адекватным описанием реальности является состояние. Сразу же возникает вопрос: что такое состояние? Вообще, состояние – это какая-то странная, трудно определимая вещь. Мы знаем, что такое стол, что такое семья, что такое конференция, но не знаем, что такое состояние.

Читать далее

А. Ровнер «София предмирная и излиянная в мир»

София, или Премудрость Божия (Chokhma, souia) была издревле предметом разномыслия и разнотолкования у размышлявших о ней и стремившихся ее постичь. Тема эта широко раскрывается в иудейской Библии, Новом Завете, у раннехристианских авторов, в апокрифической литературе, в учениях гностиков, у средневековых авторов и у авторов нового времени. Софиологическая идея была акцентирована и в русской религиозной философии конца XIX–начала XX веков и сегодня продолжает быть предметом острых разногласий в среде как восточных, так и западных христианских богословов и светских мыслителей.

Читать далее

А. Ровнер «Передача светильника в современной России»

Сегодня мы поговорим о передаче светильника. Вдумаемся в эти слова. Начнем со слова «светильник». Светильник в данном контексте означает инструмент трансформации. Трансформация связана с неким изменением качества и может быть описана как переход из трехмерности в четырехмерность. В конечном счете, трансформация является главным смыслом всех мировых традиций.

Читать далее

А. Ровнер «Третье откровение» Жозефа де Местра

 

Нужно говорить то, что считаешь

 истиной, и говорить смело.

Жозеф де Местр

Жозеф де Местр – фигура, имевшая ограниченное, но необычайно сильное влияние на развитие русской духовной культуры. Этот страстный религиозный и политический мыслитель, борец с расхожими идеями французского Просвещения и английского эмпиризма, включая Джона Локка и Фрэнсиса Бэкона, прожил долгую жизнь (1753–1821 гг..), из которой 15 лет он провел в Санкт-Петербурге формально в качестве полномочного посла мифического Сардинского королевства, а фактически в роли политического эмигранта, беженца от революционного террора. Именно в России он переосмыслил страшный опыт французской революции и написал свои знаменитые «Санкт-Петербургские вечера«. «Каким же превосходным наблюдательным пунктом явился для Местра Петербург,» – пишет о нем Огюст Виат[1].

Читать далее