Анастасия Гостева “Третья культура” как метод самоутраты

Есть три формы культуры: мирская культура, или простое накопление информации, религиозная культура, смысл которой заключается в исполнении определённых установлений, и культура избранных — саморазвитие.

Худжвири, суфийский Мастер

Существуют поступки, которые нужно совершить для того, чтобы потом, иногда много позже, понять — зачем. Дать им совершиться посредством тебя. Попустить. Существуют книги, которым нужно позволить быть прочитанными в первый раз не умом, пропускающим содержание через шлюзы и фильтры интеллектуальных перцепторов, автоматически отсеивающих неидентифицируемое и странное (или страшное, как всё Иное), а всем телом, на уровне состояний. И если это происходит, если случается где-то в недрах тебя алхимическая реакция синтеза, попавшего и имевшегося, то позже, как эхо подземных толчков, приходят понимание и рефлексия, идеи облекаются вербальной плотью, но уже совершенно иного качества (или — точнее — Иного?).

Читать далее

О двухтомнике Аркадия Ровнера

Аркадий Ровнер. Будда и Дегтярев: Избранная проза. Том 1; Ход королем: Избранная проза. Том 2.

Проза двухтомника обнимает собой период с конца 60-х по середи­ну 90-х. Андерграундный литератор и неутомимый духовный иска­тель Аркадий Ровнер эмигрировал в Америку в 1973 году, надеясь за пределами коммунистической империи обрести более адекватную среду, в которой могли бы быть реализованы его творческие и ду­ховные стремления.

Разочарование в забугорном истэблишменте ‒ как эмигрантском так и эндемическом ‒ пришло очень быстро. К чести Ровнера, он не стал в позицию «диссидента в квадрате», рассылающего проклятия по адресу более гибких земляков и редактируемых ими изданий, обделяющих его печатной площадью, а стал выстраивать собствен­ные структуры. Результат этой деятельности ‒ русско-американский альманах «Гнозис», ряд книг и публикаций, преподавательская и просветительская в лучшем смысле этого слова деятельность, рас­тущая степень влияния (не только и, может быть, не столько литера­турного). Наконец ‒ собственно проза.

Читать далее

«Третья культура» Аркадия Ровнера

Книга «Третья культура» представляет собой сборник разнообразных текстов, созданных автором в России, Америке, Азии, Европе. Статьи идут одна за од­ной не в хронологическом порядке и вовсе не организуются в соответствии с местом их появления на свет. Я думаю, Ровнера мало волнует объективная ис­тина и логически продуманные и просчитанные движения в направлении к этой истине, он добивается другого эффекта. Ему важно то, «что в буддизме называется дхармой», «это некоторая глубинная суть и квинтэссенция учения». Вся ценность в мгновенном целостном видении, и не важно ощутит его читатель после прочтения отдельной статьи или целой книги.

Читать далее

Георгий Нефедьев «Событие и судьба»

(по поводу книги А. Ровнера “Третья культура”)

Факт появления новой книги — совсем не повод для оптимизма. Ибо, как правило, такой “выход в свет” — именно факт, тогда как каждая книга должна быть событием. Таким событием книга может стать лишь будучи суммой определенной духовной работы, гласом, зовущем к пре­ображению мира и человека. Подавляющее же большинство печатной продукции и в этом смысле никуда не зовет. В этом ряду изданная петербургским издательским домом “Медуза” книга Аркадия Ровнера “Третья культура” — счастливое исключение.

Читать далее

Я живу мучительно светло…

С Аркадием Ровнером беседует Борис Никитин

                                                                                         Я живу мучительно светло, Мне легко и странно тяжело

А. Ровнер

Аркадий Борисович Ровнер ‒ москвич, поэт, прозаик, философ, редактор русско-американского литературно-философского журнала «Гнозис». 20 лет прожил в эмиграции. Кроме редакторской деятельности, преподавал в американских университетах. Темы лекций: «Религии мира», «Современный мистицизм», «Наследие консервативной мысли» и др.

В эмиграции занимал независимую творческую позицию.

Читать далее

Сергей Родыгин «Учиться видеть»

О поэме Аркадия Ровнера «Новый Гильгамеш»

Самый обычный вопрос, который может задать любой читатель этой поэмы, это «зачем?». В самом деле, кому нужен эпос о Гильгамеше, особенно написанный сегодня? Если спросить автора, то ответ видимо будет также прост как и сам вопрос: «нужен и все». Я признаюсь, я автора не спросил, но я прочитал поэму, и прочитал не раз, и понял, что она «нужна и все».

Читать далее

Алексей Парщиков «Эйфель нового Вавилона»

Профессорская биоутопия Аркадия Ровнера

Я бы отнес Аркадия Ровнера к восточноевропейским авторам, таким, как Бруно Шульц или Ян Шванкмайер, Милорад Павич, Тадеуш Кантор, я перечисляю почти наугад и тут же запинаюсь, потому что эта группа блестящих имен не столько обширна, сколько малоизвестна русской аудитории.

Читать далее

Игорь Кузнецов «Гости из области сновидений»

Город и пространство в прозе Аркадия Ровнера

 

Вообразим некий дом. Вообразим

его на углу авеню Амстердам

и Большой Переяславской.

Аркадий Ровнер «Ход королем»

 

Читать далее

Николай Боков «На правах птицы»

Аркадий Ровнер регулярно пересекает Атлантику на пути из Москвы в Нью-Йорк и обратно. Впервые он совершил сей перелет эмигрантом в 1974 году. Накануне мы долго разговаривали в столице незыблемой (так казалось) советской империи. Это дурное место для жизни, сказал Аркадий. Нужно искать другое. Его слова мне запомнились, и я не особенно упирался, когда власти подтолкнули к выходу и меня. Ровнер тем временем начал в Америке издание журнала «Гнозис», приехал в Париж, а в 1981-м принимал меня в гости в огромном закопченном доме на границе с Гарлемом. Затем наши пути разошлись. Когда я вернулся с Афона в 1988 году, мне дали в руки московскую газету. В ней было фото Ровнера с благородным серебром в шевелюре и интервью с ним, где я прочитал о моем собственном бродяжничестве по святым местам. На вопрос журналиста о самочувствии писатель ответил: «Теперь мы дома». На той же странице была репродукция с изображением Иисуса Христа. Ну и ну! Три месяца тому назад в Афинах, на борту крейсера «Комсомолец Украины» злой, как собака, лейтенант кгб отнимал у капитана евангелие, которое я тому подарил. А в московской газетке – Христос.

Читать далее

Томас Эпстайн «Ход королем»

(о романе Аркадия Ровнера «Ход королем»)

Некоторые книги – пасынки в своем времени. Они намеренно несовременны (Андре Жид утверждал, что он пишет не для настоящего, а для будущего), и их называют либо старомодными, либо авангардистскими. Последний роман Аркадия Ровнера «Ход королем» принадлежит именно к такому разряду книг. На его ярко написанных страницах традиционные и немодные сегодня такие вопросы, как богоискательство, сочетаются с горячечными поисками новых художественных форм, соответствующих сегодняшнему восприятию вечного.

Читать далее