А. Ровнер «Сад традиций»

Выступление на конференции Трансперсональной Ассоциации 19. 11. 98, Москва

Прежде, чем мы приступим к моделированию пространства сада, вспомним, что большинство людей, составляющих человечество, живет не в саду, а в его противоположности – на свалке. Христианство называет эту свалку гре­ховным миром и юдолью скорби. Буддисты видят это место как место непросветленное, темное, на­полненное страданием. А Гурджиев просто назы­вает его «плохим местом»: «Мы с вами живем в плохом месте,» – сообщает Гурджиев своим ученикам.

Читать далее

А. Ровнер «Практическая метафизика»

Сегодняшнее мое выступление необычно в том плане, что оно уже состоялось в минувший понедельник. Тогда я был готов приехать, звонил, пробовал узнать адрес, но никто не подошел по контактному телефону – контакта не получилось. Люди ждали меня здесь, а я дома ждал звонка – и ничего не вышло. И сегодня мы пробуем повторить нашу несостоявшуюся встречу. Хотя нельзя дважды войти в одну реку – и говорят, даже единожды нельзя – мы все-таки попробуем это сделать. Но теперь это, наверное, будет уже другая река.

Читать далее

А. Ровнер «Культура как рыболовный процесс»

Классическая культура формируется под влиянием высших по сравнению с ней импульсов. Эти сверхкультур­ные импульсы, проходя через всю толщу культуры, достигают самых отдаленных ее окраин – ее дна. По мере проникновения в толщи культуры сверхкультур­ные импульсы тяжелеют, неизбежно превращаясь в силу инерции. Эта инерция разрушается новыми волнами импульсов, проходящими тот же путь и испытывающими ту же судьбу неизбежного отяжеления и остывания.

Читать далее

А. Ровнер «Война знаков и символов»

1

Что такое символ, в чем его функция и каково происхождение?

Есть старая суфийская легенда, отвечающая на эти непростые вопросы. Давным-давно на исчезнувшем материке существовало совершенное общество. Люди в нем жили в радостном взаимодействии друг с другом и с миром. Они не знали страхов, неопределенности и неустойчивости, свойственных нашей жизни. Но мудрецы этой страны узнали, что через какое-то время их материк скроется под водами океана, и разработали план переселения на острова, которые отдаленно напоминали их страну. Из-за сурового климата на этих островах и мучительности привыкания к новым условиям те, кто перебрались туда, претерпели немалые испытания. В конце концов они приспособились к примитивным условиям их нового обитания, но их восприятие и понятия огрубели.

Читать далее

А. Ровнер «Эрос и духовный алгоритм в современном мистицизме»

Созерцая себя и окружающий его мир, человек видит в основе всего два контрастных и взаимосвязанных момента: порядок и хаос. Оставляя в стороне вопрос о том, насколько оправдано такое различение и каков истинный смысл этих двух категорий, добавим к этим двум подходам еще один, основанный на цикличности и смене фаз порядка и хаоса, и перед нами возникнут основные типы метафизик, речь о которых пойдет далее. Порядок в мировых религиях ассоциировался с Богом или богами, хаос – с пустотой, но также и с предвечной субстанцией, а иногда – с протобогом или протобогами. Пифагор, Платон и Гегель видели в основе всего божественный порядок и разум. Древние греки и буддисты выводили упорядоченную реальность из хаоса или пустоты. О мире как потоке становления и о цикличности говорили различные школы индуизма, на Западе к ним присоединялись Гераклит, Эмпедокл, Демокрит и многие другие.

Читать далее

Интервью Виктора Ерофеева

Наши гости – писатель, создатель Института культуры состояний Аркадий Ровнер, сотрудник журнала «Наука и религия» Сергей Москалев и игумен отец Тимофей Подобедов. Кстати говоря, отец Тимофей крестил мою маленькую дочку где-то почти год назад.

Тема нашей передачи – «Мистика». Сегодня мы поговорим с вами о том, какое значение в жизни может играть мистика и имеет ли она серьезное значение в нашей жизни, чем сегодняшний век отличается от других веков по состоянию нашего знакомства, по состоянию нашей любви к мистике и должен ли христианин интересоваться мистическими вопросами. Вот почему отец Тимофей тоже с нами вместе в студии.

Читать далее

интервью «Где твой дом, «путник на мосту»?»

                                                                                             

…Человек ровесник миру
В то же время с ним рожден
Ходит с палкой по Памиру
Удручен и поражен.
Где же, где же? он бормочет                                                                                        Где найду я сон и дом
или дождь меня замочит
Кем я создан? кем ведом?..

Александр Введенский

 

Аркадий Борисович, что стало началом вашей личной внутренней биографии, что помогло Вам обрести ваш первый сверхсмысл?

Когда мне было шестнадцать, в фойе Тбилисской публичной библиотеки ко мне подошел человек, как оказалось философ, поэт, музыкант Степан Ананьев, который был моим первым наставником. Еще через шесть лет, в начале 60-х, у меня произошла вторая значимая встреча – с Владимиром Степановым (сейчас он живет в Голландии). Его имя хорошо знакомо всем, кто интересуется истоками живого российского мистицизма, он создатель проекта «Корабль дураков» – плавучей платформы, которая бороздит воды и бросает якорь в разных странах, чтобы будоражить статичное.

Читать далее

Анастасия Гостева “Третья культура” как метод самоутраты

Есть три формы культуры: мирская культура, или простое накопление информации, религиозная культура, смысл которой заключается в исполнении определённых установлений, и культура избранных — саморазвитие.

Худжвири, суфийский Мастер

Существуют поступки, которые нужно совершить для того, чтобы потом, иногда много позже, понять — зачем. Дать им совершиться посредством тебя. Попустить. Существуют книги, которым нужно позволить быть прочитанными в первый раз не умом, пропускающим содержание через шлюзы и фильтры интеллектуальных перцепторов, автоматически отсеивающих неидентифицируемое и странное (или страшное, как всё Иное), а всем телом, на уровне состояний. И если это происходит, если случается где-то в недрах тебя алхимическая реакция синтеза, попавшего и имевшегося, то позже, как эхо подземных толчков, приходят понимание и рефлексия, идеи облекаются вербальной плотью, но уже совершенно иного качества (или — точнее — Иного?).

Читать далее

О двухтомнике Аркадия Ровнера

Аркадий Ровнер. Будда и Дегтярев: Избранная проза. Том 1; Ход королем: Избранная проза. Том 2.

Проза двухтомника обнимает собой период с конца 60-х по середи­ну 90-х. Андерграундный литератор и неутомимый духовный иска­тель Аркадий Ровнер эмигрировал в Америку в 1973 году, надеясь за пределами коммунистической империи обрести более адекватную среду, в которой могли бы быть реализованы его творческие и ду­ховные стремления.

Разочарование в забугорном истэблишменте ‒ как эмигрантском так и эндемическом ‒ пришло очень быстро. К чести Ровнера, он не стал в позицию «диссидента в квадрате», рассылающего проклятия по адресу более гибких земляков и редактируемых ими изданий, обделяющих его печатной площадью, а стал выстраивать собствен­ные структуры. Результат этой деятельности ‒ русско-американский альманах «Гнозис», ряд книг и публикаций, преподавательская и просветительская в лучшем смысле этого слова деятельность, рас­тущая степень влияния (не только и, может быть, не столько литера­турного). Наконец ‒ собственно проза.

Читать далее

Аркадий Ровнер «Гнозис древний и современный»

Английское слово «knowledge» и русское слово «знание» разделяют с греческим словом «gnosis» созвучные корневые согласные – «kn», «зн», «gn», однако в первые века христианской эры греческое слово «гнозис» обрело самостоятельную судьбу и второе дыхание. Произошло это в обстановке эллинистического смешения культур в мире, наэлектризованном мощными энергиями нового христианского учения. Вчера ещё римский мир привычно управлялся имперскими законами и имперской администрацией, и вдруг произошло чудо: разнеслась весть о Боге, сошедшем на землю, распятом и воскресшем, и невероятность этой вести усугублялась невероятными темпами обращения людей в новую веру. Произошёл сдвиг сознания − на глазах всего нескольких поколений греко-римская религия стала древней историей. Одновременно появилось ощущение близости тонкого мира, и люди начали различать контуры вневременных реалий.

Читать далее