ЧИТАЯ ЭВОЛУ

Читая Эволу, я думаю о том особом типе человека, следы поступков и творчества которого всегда меня поражали и восхищали. Впрочем, однажды я такого человека встретил, вернее, с таким человеком коротко пересекся, и, хотя после этого прошло много лет, я с изумлением думаю об этой встрече, гадая, была ли она на самом деле или почудилась мне. Иногда очень трудно отвечать за достоверность того, что мы видели и что с нами происходило. Особенно в состояниях опьянения и болезни, а в день, когда я столкнулся с Мартином, я был и болен, и изрядно выпившим. Читать далее

ВООБРАЖЕНИЕ КАК ИСТРУМЕНТ ПОЗНАНИЯ ВСЕГО

 

К решительному возрасту — 80 лет — определилось, что именно метафизика, а не беллетристика и не практический гнозис, составляла и составляет фокус интересов моей жизни. Беллетристика отступила от меня год назад примерно так, как юношеское стихотворство отступает с наступлением зрелости. Беллетристика покинула меня легко и спокойно, потрепав на прощание по плечу, и ушла, пару раз с улыбкой оглянувшись. Воображение долго баловало меня своими дарами, уводя в самые неожиданные закоулки, иногда вонючие. В результате я остался с некоторыми представлениями и понятиями, которые я и называю метафизикой. Читать далее