Владимир Видеманн Космос — наше всё…

Все древнейшие памятники человеческой мысли (эпосы, легенды, священные тексты) касаются фундаментальных вопросов происхождения мира и человека. Получается, что наши предки были охвачены проблематикой космоса во всем его размахе, а не зацикливались на сугубо земном, как это можно было бы себе представить, исходя из идеи о примитивности древнего человека. Но откуда у вчерашней обезьяны такие глобальные интересы? Что побудило ее смотреть на звезды, не глядя под ноги? Я полагаю, что причиной к этому послужила способность древнего человека к переживанию своей субъектности как глобального сущего, души как космоса, бытия как интегральной целокупности всего и всея. Но это было не понимание, не интеллектуальная рефлексия, а именно магическое переживание как полное отождествление внутреннего и внешнего, микро- и макрокосмоса. Такая способность сформировалась в сапиенсе на первоначальном этапе развития второй сигнальной системы, на базе «продленной синестезии» (сочетание всей наличной сенсорики в едином акте переживания). И уже познав себя как целое, человек начал последовательно отслеживать этапы своего ниспадения из «вечного момента» Единого в мир дифференцированных величин. Соответственно, постигалась технология обратного возвращения к состоянию переживания Единого как «единой души мира». Повторю, что такой опыт представляет собой еще дорациональную стадию сознания на грани природного чутья / магической интуиции. Дальнейшая рационализация, как последовательное развитие второсигнальных навыков и способностей, объективно вела к утрате полноты синестезии, а затем — и вовсе к ее купированию новообразованиями неокортекса (специфические формации в мозге сапиенса-сапиенса). Однако, способность к интегральному переживанию бытия в человеке до сих пор сохраняется в качестве загнанной в подполье бессознательного архаичной функции, связанной с «генной памятью» вида. Вывести ее на поверхность можно с помощью различных техник шаманистического (психоделического) характера, способствующих восстановлению глобального видения «универсального человека». В силу того, что эта способность противоречит пути «исторического развития человека», реализация ее всячески блокируется как внутренними факторами нейропсихического характера, так и внешними обстоятельствами социальной среды. Одна из форм такой блокады — рациональная идиотизация самого дискурса интегрального единства человека и космоса. Тут, разумеется, еще много что можно сказать, но формат сообщения не позволяет углубляться в детали.

4 thoughts on “Владимир Видеманн Космос — наше всё…

  1. Насыщенный текст Владимира Видеманна фокусируется на интуиции непростого, не-дарвиновского происхождения человека. И древнейшая наскальная живопись, и доисторические мифы, и сохранившиеся архитектурные памятники, и найденные артефакты убедительно говорят нам о том, что древний человек не только обладал способностью «к переживанию своей субъектности как глобального сущего, души как космоса, бытия как интегральной целокупности всего и всея», но и обладал конкретным опытом взаимодействия с богами и божественным миром, то есть, с иными планами реальности, который он сегодня полностью утратил. Наложение на сегодняшние образование и культуру примитивных схем происхождения и истории человека и «идиотизация самого дискурса интегрального единства человека и космоса», о которых говорит автор, нуждается в активном сфокусированном противодействии со стороны тех, кто видит эти манипуляции и осознает их пагубность. Я бы сказал больше: профанация понимания зашла слишком далеко, и необходимо групповое и даже институционное ей противодействие. Но для такого сопротивления нужны силы и интеллектуальные разработки в области, где уже десятилетиями не делается попыток что-то изменить. Тем более ценны работы автора текста, вновь и вновь возвращающие читателя к этой проблематике.

  2. Если вспомнить о полустертых преданиях различных человеческих общностей, рас, народов и наций, повествующих о кланах и семействах богов, о родословной богов, о враждебных этим богам существах или группах существ и о конфликтах внутри кланов богов, вырисовывается картина нескольких одновременно существовавших и сменяющихся во времени изолированных цивилизаций богов. На фоне этой доисторической истории, на пересечении органической жизни и божественного творчества возникают не смешиваемые человеческие общности, которым первоначально покровительствуют боги, общаются с ними и не скрываются от них, но в дальнейшем резко сокращают или вовсе обрывают с ними контакты, становятся недоступными. На земле остаются различающиеся одни от других расы, народы и нации со своими физическими и психологическими особенностями, со своей полустертой групповой памятью о существах, их создавших, им первоначально покровительствовавших, их воспитавших и после этого их покинувших. А также о полубогах и любимцах богов, гигантах, богатырях, стоявших в начале их теперь уже человеческой истории и давших им свои архетипические черты.

  3. То есть, согласно, Видеманну, мы должны вернуться к состоянию животных, для которых мир всегда был един, и всегда был ощущаем всеми их чувствами одновременно. Как сказал философ, человек это сошедшая с ума обезьяна. Это животным присуща цельность восприятия, не сконцентрированность а децентрированность. Их сознание не расколото на подсознание и сознание, это произошло с человеком. А человек этого состояния лишился в результате… мутации, как сказал бы генетик. Проблема в том только, что нет позитивных мутаций, а только негативные. Последнее, конечно, не всегда заводит вид в тупик и приводит к вымиранию, а просто лишает, скажем человека способности видеть мир только как целое, от звезд до насекомых, давая ему возможность видеть границы между разными природными феноменами. Он теряет остроту зрения, слуха, обоняния и даже его тело оголяется, теряя волосяной покров. Короче, человек становится совершенно неприспособленным к жизни в природной среде, но зато… у него появляется способность к рефлексии, к мышлению, к рассуждению, анализу и тому подобным великолепным качествам. Изгнание из рая это и есть та мутация: голый человек среди львов и змей, среди холода и дождей, голодный и часто больной. Так человек потерял свою цельность, и та шимпанзе у которой с человеком почти девяносто процентов общих генов, перестала прыгать по деревьям и стала думать… а надо ли туда прыгать, и где прячется тигр или леопард… Впрочем, читатель сам может догадаться, что случилось дальше.
    И вот, оказывается, согласно Видеманну, чтобы нам обрести полноту существования, нам надо вернуться к животному, нерасколотому сознанию… Очевидно, кое у кого это получается, как получается и то, что каждое животное обладает магическим сознанием. Тогда зачем мы мутировали и стали хомо, и я не боюсь этого слова, сапиенсами.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s