НАПОМИНАНИЕ

1.

В ситуации, когда окончательно утратили доверие религиозные традиции, так же как и влиятельные в прошлом веке мистические учения и практики, актуальной остаётся задача найти убедительные ответы на основные загадки человеческого существования.

Это те вопросы, на которые просветленный Будда отказался отвечать на том основании, что раненный отравленной стрелой должен прежде всего заботиться о своём спасении, а не задавать праздные вопросы. Однако он обошёл стороной вопрос о том, что спасение зависит от этого знания и во многом состоит в обретении этого знания, при этом он создал и предложил своим последователям не один только путь спасения, но и учение о мире и человеке. Будда безусловно осознавал, что отсутствие ответов на эти важные вопросы и приводит к той беде, от которой люди ищут спасения. При этом он ясно видел, что ответы, которые дают на эти вопросы различные религиозные и мистические традиции, во-первых, неудовлетворительны и, во-вторых, между собой конфликтуют.

2.

Начну с того, что в современном человечестве можно выделить количественно самую значительную часть и затем вторую, возможно, менее значительную, но весомую и непрерывно увеличивающуюся часть. Первая самая многочисленная часть человечества — это люди, относящие себя к той или иной религиозной традиции. Вторая часть — это люди, отпавшие от традиции и поглощенные современной всемирной секулярной культурой. Естественно, для членов этой второй группы имеются бесчисленные переходные стадии утраты связи со своей религиозной традицией, и, тем не менее, эти две группы совместно составляют не просто большинство, но, практически, все сегодняшнее человечество. Люди, не входящие в эти две группы, образуют ничтожно малый сегмент, которым количественно, но не качественно, можно пренебречь, но именно они, вследствие своей важной роли в определении судеб человечества, являются главным предметом интереса автора этих строк и именно к ним обращает он эти строки.

3.

Названный сегмент современного человечества состоит из индивидуумов, оторвавшихся от своей религиозной или мистической группы, однако в то же время избежавших участи данников современной мировой секулярной культуры. Более того, индивидуумы, входящие в этот сегмент современного человечества, и это важно, избежали соблазна принятия любых современных форм религиозного, мистического или философского синкретизма, претендующего на преодоление тупиков как религиозных и мистических систем, так и мировой секулярной культуры. Такие синкретические учения, опирающиеся на определенные онтологические платформы, создавались на протяжении всей истории человечества и, либо в силу совпадения ряда субъективных и объективных факторов, превращались в массовые религии, либо — истощались и в конце концов предавались забвению. Современные синкретические учения с их не выдерживающими критики онтологическими платформами лишь пополняют длинный список мировых самозамкнутых религий и все более неактуальных мистических учений.

4.

Есть два состояния, определяющие положение человека в социуме: первое — состояние полного полагания на окружающее смысловое поле, религиозное или секулярное, второе – освобождение от традиционных учений и выход из их полей. Базовым элементом любого смыслового поля является его онтология, или учение о бытии. Такими учениями, артикулированными или подспудными, обладают все религиозные, мистические и секулярные традиции. Участники вышеупомянутого сегмента осознают неубедительность и в этом смысле равноценность всех предлагаемых онтологических платформ, всех религий, философий и этик. Их экзистенциальный выбор связан с трагическим осознанием, во-первых, необходимости убедительной онтологии и, во-вторых, невозможности такой онтологии.

5.

Описанный выше трагически неразрешимый сценарий лежит в основе онтологического творчества представителей упомянутого сегмента. В нем являет свое лицо безжалостный Рок, вызывающий к жизни Героя, подобного Прометею, Сократу, Фаусту, Гамлету и Ницше. Рок порождает Героя, Герой бросает Року вызов и погибает, но его подвиг оказывается поворотным пунктом в судьбах человечества. Задача, стоящая перед Героем, требует решения, которое невозможно и которое все-таки возникает. Все радикальные, судьбоносные повороты в человеческой истории – появление абстрактного мышления и как следствие выделение человека из животного царства, создание фонетического алфавита, открытие книгопечатания, радио, телефона и авиации, и создание информационных устройств — возникали как результат преодолений того, что невозможно. Все другие пути – это уклонение от решения кардинальных задач человечества, погружение в банальный контекст, в котором находятся миллиарды послушных.

6.

Банальный контекст, в который погружены миллиарды послушных Року, порождает банальные идеалы. Одним из них является идеал благосостояния и сытости для масс. Этот идеал превращается в идеологии, смысл которых состоит вовсе не в благе миллиардов, а в создании у них манипулятивной иллюзии и в отвлечении внимания от трагического конфликта, лежащего в основе человеческой культуры. Отказ от идеологий стало бы первым шагом для масс в направлении к этому идеалу.

7.

Этот текст – только напоминание о забытом сверхсмысле. Люди не могут жить без опоры на достойную онтологию. Создание такой онтологии необходимо и вместе с тем невозможно. Она должна возникнуть вопреки невозможности. Она – инструмент спасения. И да поможет Героям Небо.

3.12.18

 

4 thoughts on “НАПОМИНАНИЕ

  1. ВСПОМНИТЬ ВСЁ, или ВЫХОД ТАМ ЖЕ, ГДЕ ВХОД

    Спасибо, Аркадий, за напоминание не о налогах, а о сверхсмыслах бытия, даже если бытие и не имеет никакого смысла само по себе. Давайте же, друзья, вместе попробуем «вспомнить всё», что существенно для выхода из общечеловеческого кризиса или из того кризиса, в который попадает наше личное несчастное сознание снова и снова. Выход этот называется Спасение или Освобождение и относится к области сотериологии, а отнюдь не онтологии.

    Онтология — это абстрактное, категориальное описание мира, человека и, если угодно, Бога, это картина мироздания с объяснением того, как в нем все устроено. Как будто можно осмыслить умом и описать словами тайное устройство всей Жизни, безграничного бытия-сознания! Ум-разум сам лишь часть и проявление этого необъятного Целого, и, как сказал Козьма Прутков (имея в виду, кажется, дородную жену городничего), «нельзя объять необъятное». Если уж «умом Россию не понять», что уж говорить о целом мире?!

    Но философы говорят о нем снова и снова, призывая на помощь интеллекту высшую интуицию, способную к более целостному взгляду, вИдению жизни, которое, впрочем, трудно выразить, втискивая его обратно в слова и категории онтологии. В этом и заключается блеск и нищета философского дела. Эксплуатировать интуитивно-мистические озарения для создания очередной «универсальной» онтологии — всё равно что стрелять из пушек по воробьям. Онтологический дискурс не может быть универсальным: тут слишком много ума, ограниченного по своей словесно-логической природе. Онтология — это горе от ума. Это покушение на высокие, целостные цели с негодными, частичными средствами. Или, напротив, применение высоких, интуитивно-мистических средств в более низких, дискурсивно-онтологических целях. Это приложение усилий в неправильном направлении. А 6-я ступень благородного 8-миричного пути Будды называется «правильное усилие».

    Поэтому Будда и не занимался рассуждениями об отравленной стреле. Его учение было направлено прежде всего на освобождение от нее, от страдания. «Как вода в океане солона на вкус и у берега, и на глубине, так и мое учение, где бы вы его ни попробовали, имеет вкус освобождения». Сотериология Будды не опиралась на онтологию — она опиралась на «правильное самадхи» (8-я ступень пути), на мистическое единство. Его онтология, учение о 12-тиричной цепи «взаимозависимого происхождения» и прочих вещах, было лишь следствием его целостного вИдения. Она сама опиралась на сотериологию. И такая «достойная онтология» тоже «инструмент спасения», хоть и вторичный, и не имеет решающего значения. Или, как говорили адвайтисты, (духовно-философское) учение лишь шип, с помощью которого можно вытащить занозу — и отбросить то и другое. Заноза — то же, что и отравленная стрела, а в данном случае ум, плодящий бесплодные рассуждения. Такая онтология, такой ум лишь сбивает с истинного пути освобождения.

    «Познайте истину, и она сделает вас свободными», — говорил Иисус или Павел. Но Истина не сводится к словам, идеям и онтологиям. «Истина» происходит от тайных «мистерий», от «мистики» — от вИдения скрытого, сокровенного. Онтология лишь дискурсивная формулировка того или иного вИдения. И создание онтологии не самоцель. Создать новую онтологию, «чтобы было что?» (как спрашивает Гегам). Чтобы за новой системой пошлО новое стадо, новая паства. Онтология, апеллируя к уму, может как вести к спасению, так и уводить от него. А ум, как сорняк разрастающийся пышным цветом на онтологическом поле, всегда выберет второе — бегство от свободы в стойло упорядоченных категорий. Так что онтология вещь опасная.

    Взять к примеру социальную онтологию героев и толпы, онтологию массы и «индивидуумов, оторвавшихся от своей группы». Насколько вообще плодотворна онтология человечества, якобы состоящего из отдельных индивидов, а мира — из отдельных объектов? Насколько мы все отдельны? Разве мы лишь обособленные личности, имеющие дело с отдельными объектами? Это старая добрая онтология номинализма, выражающая здравый смысл и классическую научную картину мира. Ей всегда в известной мере противостояла вечная истина (санатана дхарма) реально-мистического единства человека и Жизни: человека и мира, человека и человечества, человека и Бога — мистическое вИдение Жизни, где всё глубоко связано со всем.

    Здравомысленный, натуралистический номинализм и мистический реализм отнюдь не устарели и одинаково актуальны до сих пор. Только номинализм в силу своей чувственно-дискурсивной хватки завладел умами большинства и узурпировал название «реализма», тогда как интуитивно-мистический реализм остается миро-воззрением всё убывающего меньшинства и вытеснен в маргинальную (псевдо) «эзотерику». Такая эзотерика, как и академическая онтология, скорее, уводит от истины, чем ведет к ней. Большинство живет вообще не онтологиями (это игрушка философов), а мифологиями и идеологиями: «американская мечта», «русская идея», другие более элитарные и индивидуалистические идеалы. Идея мессии, героя-спасителя, выводящего людей, как Моисей, из юдоли страданий к свободе, к свету, при всей ее возвышенности и благородстве, тоже из числа архаических архетипов и романтических идеалов. В этом ее сила и красота. Ей не хватает только одного — мистического реализма, истинного вИдения того, что есть на самом деле.

    А что есть, в самом деле?.. Даже если б я знал, ведал, видел это, я бы не стал говорить об этом в данном контексте: это была бы уже онтология (чур меня, чур!). Но что мы видим двумя глазами, своим двойственным зрением? Мы видим двойственный мир, раздираемый парами категорий: богатые и бедные, умные и глупые, работяги и безработные, большинство «маленьких» и меньшинство «великих» людей. Значит ли это, что мир больше всего нуждается в еде, уме, компьютерах и гениях? Не факт. В «обществах благоденствия» массовым бедствием стали не только алкоголизм, наркомания, игромания, но и самоубийства. Значит сытость и интеллект не панацея от страданий. Кстати, в одной из европейских стран таблички в транспорте «нет выхода» заменили на «выход с другой стороны» — количество самоубийств несколько уменьшилось.

    Так, может, и для всего человечества есть выход, только он с другой стороны? Двумя глазами этого не увидишь, но что-то подсказывает мне, что выход надо искать там же, где вход. Все беды людей начинаются тогда, когда развитие их личного я-эго переходит в сугубый эгоизм, ставящий интеллект на службу узко-личным интересам. Человечество нуждается сейчас, как говорят вИдящие Истину учителя-мастера (не только адвайтисты), не в новых идеях и умных онтологиях, а в непосредственном вИдении Единства, что не доступно узкому уму, но открывается широко распахнутому в живую бездну Сердцу (не путать с эмоциями). Глубокое сердце, живущее любовью, едино с Сердцем всего бытия (без онтологии Атмана все-таки не обошлось) и ведет человека за границы отдельной личности к единству со всем и всеми, к единству с человечеством, с природой и богом по имени Жизнь или Любовь, как вам нравится. Можете поставить любое другое любимое имя для упоминания и напоминания о Едином-Целом, не делимом на веры и онтологии.

    А героизм очень даже понадобится. Только в отношении чего геройствовать?.. «Зрить в корень», прозревать в бессмысленном круговороте сансары истину невинной нирваны… и продолжать игру — это и есть истинный героизм.

    АзБука НеДелимого

  2. Спасибо, Саша, что поделились своими сотериологией и отнологией: Целое бесконечно, ум ограничен, путь к спасению (надразумному переживанию Целого) лежит через сердце или любовь. Разумеется, вы это изложили тоньше и лучше, чем мое их резюме в 15 словах. Августин и Шанкара сделали это еще лучше и тоньше. Ваши взгляды, несомненно, глубоко продуманы и интересны, спасибо. Я на них еще откликнусь

  3. Дорогой Саша. Я обещал откликнуться подробнее на ваши комментарии, однако, боюсь, мне нечего добавить к сказанному. Я нигде не призывал к созданию массового учения, основанного на единой отнологии, лишь писал о трагической невозможности и вместе с тем необходимости вербальной фиксации того, «как все есть» . У нас с вами существует потребность общаться с близкими нам людьми, а без вербального инструментария общение это невозможно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s