ДЕВОЧКА С КОСИЧКОЙ

Нужно ли объяснять, что означает современная городская война и что скрывается за почти невинным нейтральным словом «зачистка»? Зачистка — это уничтожение противника и, одновременно, места его дислокации — дом за домом, квартал за кварталом, улицу за улицей, район за районом. Сначала ведётся упорный снайперский обстрел, потом — минометный огонь, взрывающий стены, лестницы и отсеки, и наконец, если противник все еще не уходит, в ход вступают ракетные установки и ковровые бомбардировки, после которых от домов, кварталов, улиц и районов остаются ощерившиеся скелеты бывших строений. Тогда обычно немногие спасшиеся из этого ада бойцы уходят в соседний квартал и все начинается сначала.

Рассказчик пробует задать вовсе не риторический вопрос: сколько жестокости и уродств, сколько насилия и лжи, сколько мучений и смертей может выдержать человек, когда он оказывается в аду современной войны, где ежедневно, ежечасно, ежеминутно убивают его друзей, насилуют женщин и детей, калечат его тело и душу? Проходит месяц-другой, и вот он уже труп и в нем нет больше никаких возможностей ни оставаться в окружающей его бойне, ни вернуться в прежнюю жизнь с ее условностями, приличиями и правилами хорошего тона.

Как истекающий кровью смертельно раненный зверь уходит в пустыню, лечась тишиной и одиночеством, и скрывается там столько времени, сколько ему подскажет его чутьё и определит его болезнь, и, пока не возродятся мертвые части его души и тела, он не возвращается в мир себе подобных, чтобы примириться с ним и жить в их мире, так и человек, прошедший через испытание адом современной войны, остро нуждается в одиночном убежище, где он будет прятаться до тех пор, пока из корня его души не пробьется росток и на нем не появится маленький трепетный лист…

В одном из разоренных дотла городов, который недавно посетила война, сделавшая его необитаемым, превратившая его улицы в длинные ряды скелетов с ощерившимися внутренностями, в одном из таких призрачных городов поселились немолодой мужчина с девочкой лет десяти. Стояли жаркие летние дни, но по ночам дул холодный ветер пустыни, прогонявший из города повисший в нем запах гниения и пыли.

Мужчина был невысокий с лицом заросшим серой щетиной. Голова его была прикрыта легкой шапочкой кофейного цвета, контрастировавшей с остальной его одеждой и обувью, старыми и потертыми. Девочка была большеголовая со вздернутым носом и слегка оттопыренными ушами, но, возможно, это впечатление возникало оттого, что голова ее была пострижена наголо. Впрочем, никаких впечатлений не могло ни у кого возникнуть, так как кроме них в городе не было людей.

Мужчина и девочка поселились в просторном помещении – в уцелевшем сарае с металлической дверью, запирающейся большим тяжелым болтом. Но от кого они прятались? Мало ли от кого могут запираться люди, тяжело травмированные войной. Такие люди не склонны о себе рассказывать, да и вообще находиться среди людей. Им нужны одиночество и покой, чтобы залечить душевные раны, им мешают любопытные свидетели, стремящиеся в них разобраться. Что ж, оставим им их инкогнито и даже их имен мы не будем трогать, пока они сами этого не захотят. Отойдём в сторону и не будем мешать им жить так и там, как и где они этого хотят.

Днем свет проникал в это помещение из щели в потолке, из неё же выходил дым от очага, устроенного ими из камней, подобранных в окрестностях сарая. Чего-чего, а камней от разрушенных строений кругом было достаточно. Еду также несложно было найти, — недавно воевавшие, а теперь сгоревшие дотла люди оставили после себя надежно спрятанные запасы консервов, сухарей, сахара и копчёностей, а также питьевую воду в канистрах и пластиковой посуде.

Мужчина и девочка почти не разговаривали, потому что не знали языков один другого. Мужчина научил девочку понимать некоторые слова и команды такие как «да», «нет», «иди», «стой», «нельзя», «делай», и этого им хватало для общения, остальные смыслы они сообщали друг другу жестами. Один раз в день они готовили себе горячую пищу, остальное время питались всухомятку.

Инстинкт безопасности подсказывал им не выходить днём, зато, когда наступал вечер, они обследовали окрестные руины, искали пищу и воду, а также одежду, посуду и одеяла, нужные для поддержания их жизни. Находили и деньги, и драгоценности, оставленные бойцами.

В разрушенном городе, кроме них, жили враждовавшие между собой крысы и одичавшие кошки. Собак в городе не было, они либо вымерли, либо ушли вслед за покинувшими его бойцами различных группировок. На крыс и кошек нападали гигантские вороны, которых развелось в этом городе несметное множество. Все эти звери и птицы пожирали разлагающиеся трупы бойцов, лежащие повсюду — плоды недавно закончившейся бойни. Мужчина и девочка нередко натыкались на гниющие трупы, научились узнавать их издали по тошнотворному запаху, а также по крикам птиц и зверей, сражавшихся за добычу.

Иногда во время своих ночных экспедиций они видели в городе зверей покрупней — гиен и шакалов, пробегавших стаями и как будто их не замечавших. При появлении этих зверей, интуитивно чувствуя опасность, мужчина и девочка останавливались, давая тем уйти, а сами шли в противоположную сторону или возвращались домой и запирали железную дверь болтом. Кроме того, они старались не ходить по городу в одиночку, понимая, что звери скорее нападут на одного, чем на двоих.

Так они жили, не радуясь и не печалясь — на эти эмоции у них просто оставалось сил. Утро и вечер неизменно следовали друг за другом, и незаметно чередовались периоды дневного сна и ночных забот. Они жили в этом городе так долго, что у девочки выросли на голове светлые волосы, и она заплела их в короткую косичку.

Поглядев на эту косичку, мужчина подумал, что прошло много времени с тех пор, как он и девочка пришли в этот город и поселились в нем. Он погладил ее по голове, а потом привлёк к себе и поискал выпуклости на ее груди. Грудь оказалась мальчишеской ровной, но он все равно не успокоился и начал снимать с неё тряпье, в которое она была одета. Девочка молча наблюдала за тем, что он с ней делал и даже не вскрикнула, когда он причинил ей боль. Она видела в нем хозяина и, может быть, бога, и ей в голову не приходило, что у неё может быть своя воля и жизнь без него.

Прошло еще много дней и ночей, и опять наступило лето. Однажды вечером, когда у девочки случились месячные, и она лежала перепуганная, не решаясь поделиться своими страхами с мужчиной, он ушёл в город один. Девочка прождала его до утра и, когда рассвело, отправилась на его поиски в город. Проблуждав по окрестностям и не найдя мужчину, девочка вернулась в сарай, прилегла и незаметно заснула. Закрыть дверь на болт она забыла. Она спала, просыпалась, пила воду из пластиковой бутылки, съедала сухарь и опять засыпала. Жизнь ее затухала и грозила медленно и незаметно погаснуть. Ей виделись картинки из какой-то неизвестной ей жизни, мимо нее проходили мужчины и женщины, которые звали ее с собой, но она не могла сдвинуться с места и сказать им слово. Девочка не могла понять, где она находится и куда все спешат. Ей казалось, что это происходит не с ней, а с кем-то еще, а она давно умерла и эти люди ее хоронят. До нее издалека доходили слова непонятного языка, но касающиеся ее. Кто же это говорил?

Девочка очнулась от голосов двух мужчин, которые ходили по сараю.  Приглядевшись, она узнала в одном из них своего мужчину — она никогда не видела его таким возбужденным. Второй был выше него и одет в кожаную куртку, которую скоро снял, потому что в сарае было тепло. Мужчины говорили короткими репликами, жестикулируя, и оба смеялись. На столе лежали незнакомые ей съестные припасы, очевидно принесенные гостем, и они пили какой-то напиток из красивой бутылки с желтой этикеткой. Заметив, что девочка очнулась, мужчины дали ей воды и рассыпчатое сладкое печенье. Подкрепившись, она встала и вышла из сарая. Снаружи был такой яркий день, что она зажмурилась и присела на ступеньку.

К вечеру двое мужчин и девочка покинули старое жилище, прихватив с собой деньги и драгоценности из тайника. Они долго шли между разрушенных строений пока не вышли из города в пустыню. Там стоял небольшой черный джип, за рулем которого сидел лысый молодой человек с рыжими усами, он спал и не заметил их приближения. Его разбудили, он вышел из джипа, и все трое громко и возбужденно заговорили, очевидно, обсуждая свои планы. Когда речь у них шла о ней, девочка догадывалась об этом по их взглядам.

Ехали несколько дней. Заезжали в городки, ночевали в караван-сараях. Пили чай и ели горячую еду в больших комнатах со множеством столов и гостей. Девочке купили платье, шаровары, блузку и коробку со сладостями.

Ей казалось, что все это происходит с какой-то другой девочкой. Она и впрямь была теперь мало похожа на прежнюю себя: девочка вытянулась, у неё появились маленькие грудки, и коса на ее голове стала толстой и упругой.

Когда они приехали в ее деревню, соседи вспомнили ее, маленькую сироту, которую увёз какой-то русский. Они вспомнили, что погибшие родители звали ее Лилит. И тогда девочка окончательно очнулась, и ей захотелось иметь свой дом и свою семью. Но ее мужчина исчез, и теперь о ней заботился человек с усами и в очках, которого она впервые увидела спящим в джипе, когда они вышли из призрачного города в пустыню. Он устроил ее жить у соседки, знавшей ее родителей, у которой была дочка почти ее сверстница. Сверстницу звали Мией, и она была младше Лилит. Мия сказала Лилит, что осенью они вместе будут ходить с школу и научатся читать священный Коран и смогут писать письма и разные истории.

Прошло несколько недель и Лилит начала забывать своего мужчину и как они жили с ним в призрачном городе. А когда он появился в ее деревне выбритый и подтянутый в новой одежде, она узнала его только по его походке и шапочке кофейного цвета. Он сел напротив неё, взял ее руки в свои ладони и долго смотрел на неё молча, а потом назвал своё имя – Александр. После этого он назвал ее имя — Лилит — и поцеловал ее руку. Потом он сел в машину и уехал. Больше она его никогда не видела и не вспоминала.

17.06.18

Москва

 

5 thoughts on “ДЕВОЧКА С КОСИЧКОЙ

  1. Сначала мне показалось,
    что в этом рассказе не много смысла.
    Но в жизни его еще меньше, если он есть вообще.
    Какой смысл в войне?
    Потом мне показалось,
    что в рассказе мало любви.
    Но в жизни ее бывает еще меньше, а то и не бывает совсем.
    И это ужасно для тех, у кого, где и когда ее нет.
    А здесь у них она все-таки есть.
    Может, не много, но есть.
    И это прекрасно.

    Александр

  2. Смерть окончанье и начало
    На камень капелька упала
    Душа сгоревшая дотла
    Из смертной тени проросла.
    Слепая сила давит сок
    И смотрит череп на восток
    А буря город занесла
    И на костях лежит зола
    А тот, кто смотрит с высоты
    Сметает жизни как листы.
    И эти листья мы с тобой
    И лишь душа всегда изгой
    За ней охота лай и вой
    И боги мчат во тьме гурьбой
    И уловив её в силки
    Пытаются кормить с руки.
    Ее, запрятав в боль и смрад
    Хотят, чтоб жизни был ты рад.
    Но сила выше всех богов
    Срывает путы всех оков
    И вновь душа обнажена
    Ни боль, ни страх, и ни вина
    Ни радость жизни, ни покой
    Ни этот Бог, и ни иной.
    Ничто её к себе зовёт
    Но путь ее, ни до, ни от.
    Ни до конца, ни от начала.
    На камень капелька упала
    И испарилась в тот же миг
    Пшик.

    • Как здорово, что даже такие тяжелые сюжеты рождают в тебе поэтический отклик!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s