ДЯДЮШКА ИЗ САН-ФРАНЦИСКО

Молочный туман окутывал заоконный мир. Стеклянное окно от пола до потолка открывало завораживающую картину: снег сыпал густым нескончаемым потоком. Снегопад захватывал, затягивал, погружал в свою стихию. Сверху было видно, как он ложился на землю, на крыши, на выстроившиеся рядами автомобили, цеплялся за тощие деревья. Тем дороже было тепло от горького ликера, который принесли с собой гости, и теперь он разливался по телу и рождал ощущение взвинченности и какой-то неясной тревоги.

— В последнее время я не могу избавится от острого ощущения иллюзорности окружающего мира. Я отчетливо вижу замкнутый круг, который мы привыкли считать реальностью и о котором судим-рядим при помощи слов. Какое убожество наш язык. Слова, которыми мы пользуемся для описания нашего опыта, — это неповоротливые уродливые культяпы. Тесно, нечем дышать в этом объеме!

Так рассуждал невысокий человек по имени Эдвард, обращенный лицом к захватывающей панораме. Он был бос и одет в домашние шаровары и тонкий пуловер. На фоне падавшего снежного потока его напруженная фигурка, казалось, летит вверх на невидимом лифте.

— Я единственный свидетель моего собственного я, и я его единственный судья, — продолжал Эдвард. – И в то же время я наполнен вложенным в меня чужим чуждым мне содержанием. Я не хочу чужого балласта! Не хочу! Я хочу быть собой! Все мои попытки выйти из кольца создают одну лишь невнятицу за счёт словесных конструкций, плавающих в океане дерьма.

За спиной Эдварда на диване сидели двое: его приятель Данила и подруга Данилы Кейт. Густые пушистые волосы Данилы падали ему на плечи, а глаза выражали заинтересованность и беспокойство. Высокая коротко постриженная Кейт держалась спокойной и уверенно. Едва ли она принимала страдания Эдварда за чистую монету. Она слишком хорошо знала его. Его интонация говорила ей о каком-то принятом им решении.

Ей было интересно бывать у Эдварда. В этой так хорошо ей знакомой квартире обычные пропорции смещались, являя новый облик, во-первых, ее приятеля Данилы, во-вторых, ее старого приятеля Эдварда. В ней напрягалась щекочущая струнка интриги, которую создавала обстановка.

Разговор касался впечатлений от вчерашней лекции писателя Алентова, посвящённая Запредельному и Непостижимому. Алентов говорил, что Запредельное и Непостижимое является хозяином нашей реальности. Это сила, спасающая и губящая, рождающая и убивающая, которой люди присваивают различные названия: Рок, Фатум, Судьба, Случай… Друзьям запомнилась сказанная лектором фраза «с Роком нельзя договориться, его можно только уничтожить».

Внезапно раздался резкий звук, напоминающий выстрел. Кейт вздрогнула. На лице Даниилы мелькнуло выражение испуга и недоумения. В окно кто-то бросил что-то тяжелое. Удар был резкий, но стекло не разбилось.

Квартира Эдварда была на шестом этаже. Откуда мог прилететь этот предмет? Все эти соображения промелькнули в голове Эдварда и его гостей, вопрос, однако, остался не отвеченным.

— Камень… — произнесла Кейт и посмотрела на Данилу.

— Но каким образом? – удивился Данила. – Камень не мог сюда долететь.

— А что еще? – удивилась Кейт.

— Это могла быть пуля на излете, — спокойно произнес Эдвард.

— Но откуда могли стрелять? Нет, вряд ли, — Данила встал и подошел к окну. Он кинул взгляд на заснеженный двор, засыпанные снегом крыши, ряды машин в снежных шапках и черные фигурки деревьев. Домов рядом не было, дома виделись справа в виде размытых контуров со слепыми метками окон. – Да и кому могло понадобиться стрелять в твое окно?

— Нет необходимости в стрелявшем. Главное – это мишень.

— Это как? – удивился Данила. Он отошел от окна и снова уселся на диван рядом с Кейт, готовясь выслушать аргументы приятеля.

— Рок выстреливает из сверхразумного измерения. Причины и исполнители не существенны. Их вообще может не быть. Даже если они есть, мы их никогда не узнаем. Все роковые события в истории остаются необъясненными.

Кейт слушал разговор двух мужчин – одного, кому она принадлежала, и второго, с кем она жила еще совсем недавно. Ей казалось, что оба они принадлежат ей одновременно, и это ощущение вызывало в ней еле сдерживаемую нервозность. Сила губящая и спасающая, о которой говорил Эдвард, была для нее не абстракцией, она жила в этой комнате между ними, и через двух мужчин она слышала ее почти физическое присутствие.

— Ты мог бы отойти от окна, — попросила она Эдварда, но тот усмехнутся:

— Ты думаешь это поможет?

— Эдвард вообразил себя мишенью Рока и теперь не успокоится, пока молния его не прихлопнет, — саркастически заметил Данила.

Он произнёс это, ни к кому конкретно не обращаясь, в нем говорила горечь и обида на приятеля, требовавшего в последнее время исключительного внимания к своим одержимостям и к своей персоне. Он помнил, что раньше Эдвард вёл себя дружелюбнее и проще. Кроме того, Данила замечал особый интерес к Эдварду со стороны Кейт, которая, уйдя от Эдварда и сойдясь с ним, как будто бы, зачеркнула прошлое и повернулась к настоящему.

— Будущее не вытекает из настоящего, оно, как молния, приходит из Запредельного, откуда приходит все. Опыт и интуиция бессильны перед ним, — возразил Эдвард, оборачиваясь к гостям. Он угадывал обиду приятеля и не пытался сгладить впечатление от своих мыслей.

Вечерело. Неожиданно за окном сердито загрохотал гром. А через минуту он прокатился снова, и за окном сверкнули два всполоха.

— Ужас! — одновременно воскликнули Данила и Кейт.

— Я слышал, что гроза зимой — к большим переменам, — заметил Эдвард. — Хотите кофе?

Данила и Кейт кивнули. Кейт встала и пошла на кухню. Друзья проводили взглядом ее стройные бедра и ноги. Эдвард зажег свет, и окно сразу погасло. Торшер бросал яркий световой круг на ковёр перед диваном, на котором сидели приятели. Из кухни доносилось позвякивание посуды. Оттуда медленно проникал аромат готовящегося кофе.

— Хочу попросить тебя об услуге, — мягко заговорил Эдвард. Данила знал эти приглушённые дружеские интонации приятеля. Он любил Эдварда, и знал, с каким теплом тот относится к нему. — Я собираюсь в заграничную поездку. В длительную поездку. У меня есть дядя в Сан-Франциско. Давно зовёт меня с ним пожить. Я хочу тебе предложить — поживи с Кейт в этой квартире пару-тройку лет. А там посмотрим. Может быть, я там останусь.  Мне здесь все осточертело. У меня рейс завтра утром. Завтра же можете переселяться.

Кейт внесла поднос с чашками дымящегося кофе. Пили кофе, каждый думал о своём.

Данила обдумывал щедрое предложение Эдварда. Они с Кейт снимали квартиру, и ему приходилось работать на двух работах. Теперь он сможет от одной работы отказаться.

Кейт думала о том, что вернулась бы к Эдварду, если бы он ей предложил. Живя с ним, она была капризной и упрямой. Теперь бы она вела себя иначе. Ей захотелось взъерошить Эдварду волосы, погладить по щеке. Ах, как все это глупо!

Эдвард понимал, что Данила и Кейт — дети. Они принимают реальность за непреложную данность, живут фантазиями, разделяя их со всеми. Данила прячется за иронией, но понимает, как ненадёжна эта защита. Кейт вообще лишена ума, а чувства заменяет мимолетными желаниями. Кажется, Данила поверил в богатого дядюшку из Сан-Франциско. Он будет удивлён, когда узнает, что я переписал на него квартиру. Кажется, я сделал все, что хотел. Интересно, что я даже не волнуюсь.

Гости начали собираться. Эдвард вызвал для них такси и спустился вместе с ними в лифте к машине. Вышли из подъезда — и что же: исчезла вся красота — снегопад закончился слякотью под ногами и сугробами на обочине. Он крепко пожал руку Данилы, поцеловал в щеку Кейт. Она шутлива растрепала ему волосы на голове. Такси уехало.

Эдвард задумчиво вошел в лифт и нажал кнопку с цифрой 6. Лифт немного подумал и пополз вверх. На экране замелькали номера: 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9… Лифт все поднимался и поднимался: 10, 11, 12, 13, 14, 15… Потом радиоголос объявил: Начинается посадка на рейс Москва — Сан-Франциско. Пассажиры, пройдите на посадку.

Дежурная дважды проштамповала его посадочный талон и отдала ему его половинку.  Эдвард вошел в стеклянную дверь и оказался в узком тускло освещенном коридоре, ведущем к самолету. Он шел по нему с чемоданчиком в руке, удивляясь тому, какой он длинный…

11.03.18

Москва

14 thoughts on “ДЯДЮШКА ИЗ САН-ФРАНЦИСКО

  1. очень интересный, ёмкий и вместе с тем хорошо проработанный в деталях но как всегда «грустный» рассказ. спекуляция насчет чуждого содержания внутри меня мне кажется слегка надуманной, но в целом это конечно изысканная проза.

  2. Мне тоже понравились… тонкие нотки легкого агностицизма, как говорят дегустаторы (или легкие нотки тонкого агностицизма?). Ну, в общем это такой легкий и тонкий комплимент. Конец попахивает самоубийством, но хотелось бы ошибиться. Редкая птица в последних-недавних рассказах Аркадия долетает живой до самого конца. Не успеешь полюбить новоявленного героя, читая новый рассказ, а он уж — хлоп, и летит по узкому туннелю к свету…
    Что ж, дорогой Автор, изживайте через свое вдохновенное творчество, изживайте эту гнилую, дешевую идейку самоубийства. И не жалейте своих героев, этих горе-умников. Они только и делают, что рассуждают да умствуют… Мне кажется, что Жизнь — это нечто большее. Или я опять не прав?
    АзБука НеУма

  3. Да, дорогой Саша, вы опять дважды промахнулись. Агностицизмом здесь не пахнет. В рассказе даже и не ставится вопрос о посмертии, и познаваемость последнего (или непознаваемость) не дискутируется. А то, что Запредельное непознаваемо — это не нуждается в обсуждении. Мне кажется (я такой же внешний истолкователь написанного рассказа, как и вы), мне кажется, что в фокусе спокойная медитация героя о неумолимом фатуме, наблюдение за его работой, его предупреждениях. И в этом спокойствии вызов, уничижение Рока. Тем более в рассказе нет никакого «дешевого самоубийства», вообще неизвестно, как совершился переход в Запредельное. Мы знаем, что герой вошел в лифт и нажал на 6 этаж. Что дальше случилось с ним или с лифтом, мы не знаем. И это в нашем случае совершенно не важно. Просто он оказался в длинном коридоре. Так что вы поспешили с вашими догадками. Не так ли? (Если будете отвечать, то, пожалуйста, кратко).

  4. Рассказ сочетает в себе сумрачное настроение, четкий слог повествования, яркое изображение жизненных деталей, простую, но ярко выраженную фабулу и обращение к важным философским понятиям и идеям, органично вплетенным в повествование — иллюзорность земной жизни, непонятное для нас Запредельное и рок, управляющий человеческими жизнями. В рассказе отчетливо вычерчивается тема прощания с знакомыми нам жизненными реалиями, их недолговечность и, следовательно, необходимость задумываться о вечном, о том, что остается, когда мы покидаем привычное для нас жизненное окружение. Конец рассказа грустный, но эта грусть светлая, способствующая нашему внутреннему осознанию, чтобы мы задумались о Непреходящем и сделали первый шаг в его сторону.

  5. Возможно и так, но тогда зачем ему фиксация на знаках, на предупреждениях? Нет, скорее всего он видел то, что приближается, и чувствовал, что скоро. Думал — утром, оказалось — вечером..

  6. хорошо!
    теперь во дни сомнений, во дни тягостных раздумий, тьфу ты, начну сначала

    хорошо! теперь в минуты тревоги, душевной смуты и даже отчаяния, буду приговаривать «скоро, скоро в Сан-Франциско. дядя ждёт.»

  7. Зачем и о чем говорить…
    Всю душу с любовью, с мечтами
    Все сердце стараться раскрыть
    И чем же?…. Одними словами….
    И хоть бы в словах- то людских
    Не так уж все было избито….
    Значенья не сыщите в них
    Значения их — позабыты!
    Да и кому рассказать?
    При искреннем даже желанье,
    Никто! не сумеет понять
    Всю силу чужого страданья….
    Зачем и о чем говорить…
    Всю душу с любовью, с мечтами
    Все сердце стараться раскрыть
    И чем же …. одними словами…?
    И. Бунин

  8. За Эдварда мы можем, кажется, быть спокойны: его лифт направляется вверх.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s