Валентин Куклев Люди расселин

Энциклопедия эзотерической жизни

Преамбула

«Ни общество в целом, ни те или иные формы коллективности не должны рассматриваться в качестве субъектов действия; таковыми могут быть только индивиды». (Макс Вебер)

В этом тексте есть движение традиционного изложения от скрытых цитат к поэтическому образу и символу древности. Получается это через стирание граней прозы и поэзии, через эссе, коллажи, мозаичный расшатанный логоэд и через скрытые значения, происходит выход на пневмометафору. Начинается попытка постижения героя, хотя его глубины сложно узнать, но это происходит через явный разлом и открытие движения текста, к нетрадиционному написанию, где устная речь переводится и отражает состояние ума.

Предисловие

Он видел, как в пространстве между ними арбитры жизни, на основании действий, совершённых душами при данном воплощении, посылали их либо в небеса Тушиты, либо небеса Ямы, вниз через одну из расселин.

Неосознанные видения-воспоминания стараются пристроиться к основному стержню нашей памяти, её фабуле.  Из памяти выращивается воображение, а воображение подпитывает желаемое, которое закрывает и разгоняет страх, но перед реальным воображение пасует.

У природы нет цели трансформировать впечатление, но сам человек обязан преобразить свои впечатления в новое видение и в смысл.

И вот начинается интересная тема Платона, важная для наших раздумий. Ибо из последних двух расселин души воспаряли из земли, полные грязи и вековой, демонической пыли, или же спускались с небес мудрости, будучи чистыми и сияющими. Платон рассказывает, что обе группы с радостью останавливались на золотом лугу диурна, где разбивали небольшое поселение, как это бывает при всенародных празднествах. Встречавшие приветствовали друг друга, если кто с кем был знаком, и расспрашивали пришедших с земли о том, что они пережили в путешествии в подземное царство Гадеса, которое длилось тысячу лет, а пришедших с небес — о блаженстве небес и поразительном по своим великолепием зрелище. После семидневного отдыха на цветущем лугу, на восьмой день, им надлежало отправиться в торный путь, чтобы достичь такого места, где сверху виден протянувшийся через всё небо и землю столп света от которого шёл луч надежды, гаснущий последним. Этот столп шёл от Магнитара, он вбирал в себя вращающиеся орбиты солнца, луны, планет и млечный путь — иными словами, саму Вселенную. Там они обнаруживали поющих дочерей Необходимости, богинь судьбы, облачённых во всё белое, с венками на головах. Их звали Лахесис, Клото, Атропос и Ананке. Сначала души представали перед Лахесис, которая кидала на алтарь их жизненные жребии, причём живой голос каждой души её не трогал. Слепой жребий позволял выбрать новую жизнь при метемпсихозе (греч. μετεμψύχωσις, от μετά- — пере- и έμψύχωσις — одушевление, оживление, собственно — переодушевление) — один из поздних греческих терминов для обозначения переселения душ.

Души поднимали свой жребий и выбирали образец жизни: то, кем и чем они будут в следующей жизни, только Эру не было дозволено поднять жребий.

Люди расселин ищут спасение только внутри себя. Их можно назвать искателями, знающими как выйти из системы социальных матриц. Они находят другую, свежую жизнь и не говорят об этом. Обычный человек понимает жизнь, как движение к её закату, а человек расселин проживает и осмысляет её вначале, чтобы правильно пройти это воплощение.  Так как он изначально определил своё духовное значение, он не только слышит голос жизни, но и читает знаки реальности.  У него нет разрыва между материальным и духовным, ибо для него материальный мир пуст в своей изначальной основе. Ни власть, ни деньги, ни манипуляции, ни достижение благополучия не отягощают его. Всё оборачивается для него бессмертной простотой. «Находясь среди всех быть не таким как все», — его лозунг. Когда продета нить в твой внутренний стержень и она, как вертикальная тропа, протягивается к небесам, и никакая другая сила не может справиться с этим восхождением, чтобы оборвать эту золотую нить Гомера.

Люди расселин могут направлять любую энергетику на себя и за счёт управления своим вниманием и импульсами, они не поддаются чужим полям, маятникам и эгрегорам. Они научились отделять свои потоки от энергетики социума, а также они видят и чувствуют энергию неродственного эгрегора.

Щель это впадина, не сонная лощина, это удобное место для работы по управлению кармой, и оно начинается с земли, в которую не страшно лечь, потому что она чиста и в ней слышится запах после дождя.

Духовность у них естественная функция психики, это восходящая сила, позволяющая соприкоснуться со своей изначальной сутью и духовное измерение присутствует в каждом моменте, осознаёт ли он это или не осознаёт. Постоянное пробуждение в себе творческого начала, которое становится комплексным: сердце умным, а ум сердечным, а познавание реальности лёгким.

кук 1Вследствие этой реальности, благодаря которой возможны все виды видения и забвения и все степени предвидения и преодоления. Вот к чему должен стремиться человек расселины, оттачивая своё мастерство жизни.кук 2

 

Эти мои истории не из тех, которые рассказывают на каждом углу, это хранение таинств в себе. Таинств прошлых дней, настоящий и будущих, когда были живы древние пророчества Безымянного о Люцифере, ведь Земля была создана на месте развоплощённого Солнца.

1

Перед нами глубокая расселина горы Мориа с ее самовоспоминанием о Соломоне — Утешителе и о его Храме и Голгофе, над которой шатаются ветры разных широт.

Эту расселину древние почитали как гробницу Адама. Здесь впервые смерть посетила людей, бывших андрогинно бессмертными. Расселина разделила Иерусалим на две части, небесную, а также считалась вратами Хтонического мира, где происходили подземные посвящения.

По велению Соломона-Утешителя она была засыпана, и на этом месте по воле Провидения впоследствии совершилось распятие Христа-спасителя, где его мертвое тело было опущено в землю и, разверзнувшись, расселина поглотила Христово тело и снова сомкнулась. Так появилось космическое тело Христа, и вся земля стала гробницей Христа, а люди расселин стали принадлежать Земле и Космосу.

Щель — это впадина, устремленная к центру… наиболее устойчивое место с высоким давлением. Устойчивость, вернее точка устойчивости, важное понятие. Чуть что не так, и потеря равновесия, возникает избыточность, все идёт наперекосяк, и ты падаешь и ударяешься о космическое дно.

Поэтому, очень важно научиться жить в неустойчивости. В этом один из секретов мистики падения и мистики восхождения. Этих людей я называю апейронистами. Они в отличие от хронологов, ничего не оставляют после себя, кроме атомов духа и его луча.

В щели всегда сквозняк, поэтому сквозит. Раз так сквозит, значит это сквозь. Жизнь в щели — это когда дует со всех сторон и задувает свечи. Бытие в расселине не актуализируется, ибо есть всегда присутствие ощущения самоидентичности, связанной с индивидуализацией, которая всегда противостоит массовому, усредненному, эволюционирующему очень медленно, как поворот Плутона. Поэтому люди расселин не поддерживают людей Хаоса, общественное, социальное, политико-идеалогическое, а вдохновляют лишь в людях индивидуальное, позволяя им развиваться в этом направлении.

Плотность усреднения — это то вещество, на котором держится нынешний социум, демократия, средний класс, потребление, которое изобретает понятные для всех правила и законы. Индивидуальность — признак культуры, как внутренней, так и внешней. В аксиоматике расселины, скорее, развивается вера, как путь Знания и матезиология (учение о науках и как они создаются), чем классическая наука, так как это вещи разные. А если и развивается наука, то наука об исключениях, которая называется патафизикой.

Патафизика занимается всем редким, недоступным и лишенным всякой привлекательности для массового сознания. Как только мысль или идея становится понятна всем, она погибает. Это еще заметил Лев Шестов. Расселина не изолирована, космос держит ее в своих лучах. Это густо пранированное место, называемое в разные времена по-разному: Шамбала — Шем-ба-юль (эль), Тарима.., место, которое искал в своем походе на Восток Александр Великий и место, которое ищем все мы и это не всегда родной угол.

кук 3

В расселине всегда прохладно, зябко, зыбко. Зыбкий рассвет, колеблясь в своей неустойчивости при восходе солнца Земли, уничтожает пространство. Там, где есть рассвет, там нет пространства, но в то же время присутствует понимание, способность видеть как и почему в одном вопросе. Опыт, который совершают люди расселин, состоит из одного вещества, и поэтому возможно понимание друг друга без потуги. Этому опыту осознавания способствует подземный ветер нашёптывания понимания.

Для того, чтобы понять друг друга в социо-культурных мирах, необходимо делать усилие трех центров, и то, чтобы эти три центра включились одновременно.

Итак, Меркаба, светолитие, когда умный свет нисходит в творческих трезвениях, идущий из подлинных источников, когда происходит мгновенное узнавание, и где автор не является гостем своего текста. Он играет текстами и контекстами двигающихся из различных потоков. Многоплановый символизм, построенный на спонтанности, приводит к всплескам интуиции и работе осознования над тем, что происходит.

Щель — состояние промежуточности, это условие способности быть, когда не делается усилий на пробивание чего-либо, что требует сил отождествления, при котором теряется двойное виденье волшебных снов.

В расселине нет проблем самореализации. В социо-культурных мирах одаренный человек должен вести сражение за право творческого существования и стремиться вырваться всеми правдами и неправдами из неизвестности. А мир анонимов, где его пространство существует само по себе, напрямую не зависит от дискурса власти и поддерживает его подлинность и приводит к достижению.

Человек расселин это Достигший. Вспомнилась строчка поэта Евгения Витковского: «Мы ночные анонимы, неосязаемы и неискоренимы…» Но это не мир грёз, это предначертанность. Мы исчезли, но мы есть.

Эти слова выражали вечный поиск, когда все личины сняты на фоне лика безмолвия, рождая иллюзию философии преимущества, единственным преимуществом которой является отсутствие модальности  в стране остановленного мгновения.

В расселине нет покоя или, вернее есть динамический покой, как у горы, которую наблюдаешь при заходе солнца. И взгляд из расселины — это взгляд из тени на свет и этот взгляд дает возможность жить, подключаясь к всевозможным потокам, приводящим к данной точке пространства и времени, не ослепляясь ярким светом. Мир, увиденный через расселину это запрятанный мир, но зато увиденный весь в другом свете. В те незапамятные дни от его начала до нас доходили тёмные слова, превращаясь в светлые, и наш вгляд постоянно сквозит сквозь них, превращаясь в присутствие.

****

Безмолвный Свидетель разводит жизнь и реальность  и передаёт впечатления в Высшую Триаду: Время, Пространство, Знания.
В расселине есть некое присутствие, которое совершенно не зависит от колебаний нашего настроения, от наших страхов, беспокойств, исканий. Трудность обнаружения этого «нечто» происходит из-за того, что мы постоянно ищем опору в своих мыслях, оценках, чувствах, в том, что не изменчиво.

«На Востоке этот Безмолвный Свидетель называется Антарьямином, Сакши. Он совершенно не связан с вами, пока вы являетесь исключительно личностью. Поэтому он не ваш помощник, пока вы вслепую ищете опору в виртуальном. Он становится вашей опорой и защитником, когда вы прибегаете к нему, вплоть до передачи управления. Сможете ли вы пожертвовать своими ценными мыслями, своими возвышенными духовными чувствами, чтобы сделать шаг навстречу реальному Он легко может продемонстрировать вам иллюзорность ваших духовных достижений одним только своим Присутствием в виде слова-надписи под горящим огнём свечи Aliis inserviendo consumor, которое полностью оголит личность, представив ее как простую автоматизированную оболочку, все достоинства которой заключались в исполнении добродетельных предписаний социума.
Такой взгляд из реального довольно трудно переносить, это полный крах личности».
Человек расселины, служа не сгорает, так как он различает жизнь и реальность.

К реальному трудно относиться как к святыне, а она, скорее, зияющая бездна (хаос).  Мы её воспринимаем как нечто, что надо изменить или продавить. Но не принимаем то, что нам предлагает реальность: не линейность, вдохновляющее разнообразие и мягкую неопределённость.
Человеку, пребывая исключительно в личности, невозможно увидеть, как происходит передача опыта с Высших планов бытия.

Становление внутреннего мира человека происходит путем создания образов объектов, которыми он насыщает себя и выстраивает взаимосвязи между этими репликами реальных объектов. По мере становления личности, этот виртуальный мир обогащается многообразными связями между его объектами, создавая в итоге предельно оживленную виртуальную копию реальности. Всё, о чем бы ни помыслил человек, чей мир ограничен рамками восприятия, все находится в фокусе его личного виртуального мирка, богатство которого определяется силой воображения. Основание любой мысли или чувства пребывает в матрице сегодняшней культуры, человек не имеет реальной основы для выхода к чему-то реальному, предварительно не потеряв объектность и субъектность.

Мы привыкли в своих оценках опираться исключительно на свой внутренний мир , это легко заметить, понаблюдав, как наш внутренний взгляд в поисках опоры сканирует наше состояние на всех уровнях, в зависимости от уровня объекта оценки. Например, наши чувства к другим чаще всего берут свою опору на уровне жизни, поскольку наше оценочное суждение и поведение, проистекающее из них полностью определяются привязанностями, которые мы склонны называть любовью. То, что такие чувства никогда не выходят на уровень духовного сердца, также легко заметить внимательным взглядом.

Осознание того, что наша внутренняя жизнь полностью не соответствуя  внешним объектам, может дать исходную точку для попытки найти выход в нечто реальное. Если мы сможем быть последовательными в осознавании своей абсолютной обусловленности, тогда может пробудиться сила, которая проявит для нас то, что находится вне оценок, даваемых нашими механизмами управления возможностью.

Печально наблюдать то, как постоянно происходит подмена реального виртуальным, жонглирование понятиями, обозначающими духовный гламур, состоящий из фейков и симулякров. И эта деятельность принимается за нечто духовное, тогда как она являет собой ложное процветание. Реальная духовность имеет в основе своей поющий, очищающий огонь, который не приемлет компромиссов, и источник которых лежит в совсем других стихиях. Только собрав этот Дух огня и бросив все на чашу весов баланса, можно иметь касание к реальному. Осознав, что нет никаких вариантов, что путь через мост только один, можно проявить  шанс окончательного пробуждения.

Нет последовательного пути в реальное. Есть квантовый прыжок, который отделяет Искателя от привычного мира.
Такой прыжок может настолько изменить взгляд на всё, что его, без сомнения, можно назвать полным обращением. В этом состоянии, как можно догадаться, всё изменится настолько, что можно назвать это воззрение полной противоположностью исходного.

Наше маленькое Я является равнодействующей всех объектов, которые наполняют нашу жизнь. Центр нашей личности, который мы постоянно лелеем, является случайным геометрическим местом всех форм, наполняющих наш внутренний мир, и центр этот никак не является истинным центром, через который мы могли бы получить впечатления реального. Скорее, мы получаем их вопреки этому центру. По-другому можно сказать, что центр тяжести личности смещен относительно той точки, где может произойти соединение высшего и низшего. Поэтому задача искателя реального состоит в том, чтобы привести центр тяжести личности к точке состыковки осознанной внимательности с каналом высшего сверх Я.

Наше я все время находится в колебании, оно не имеет твердого основания и не может быть опорой для того, что вечно и непоколебимо. Внимательный исследователь может заметить в минуты просветления, что внутри текста что-то есть, как и внутри нас есть некто. Точнее, есть некое присутствие, которое совершенно не зависит от колебаний нашего настроения, от наших страхов, беспокойств, исканий. Трудность обнаружения этого нечто происходит из-за того, что мы постоянно ищем опору в своих мыслях, оценках, чувствах — в том, что изменчиво. И взгляд наш постоянно скользит мимо этого Присутствия.
Один из простых способов обнаружить его является попытка увидеть в себе то, что не испытывает страха, когда вся ваша личность трепещет от страха. Вы будете удивлены, обнаружив это непоколебимое спокойствие и отрешенность, которая есть в самой вашей глубине. Дальнейшие последовательные усилия в этом направлении могут дать вам больше, чем все предыдущие духовные поиски не просто в обнаружении источника этой невозмутимости, но и в обнаружении альтернативы вашей предшествующей духовности.

Огонь свечи вертикален, соединяясь с небом вертикальной тропой. Он сосредотачивает сознание в центре себя. Прочие стихии размазывают сознание по горизонтали в той или иной степени. Огонь отрывает сознание от горизонтали и вынуждает человека искать выход, закрытость которого может приводить человека в отчаяние, пока предельная концентрация на грани жизни и смерти не приведет к прорыву. Вспомните прорывы Рам Дасса, Рамакришны и Джона Лили, когда они решили покончить счеты с горизонтальной жизнью и получить окончательное пробуждение.

Не дать по жизни обрушиться вашему Лучу – основная задача Искателя, жителя расселины. Луч полностью перпендикулярен обычной плоской (пусть и наполненной духовностью) жизни. Она проецируется в нее в виде плохо различаемой точки в самом центре бытия. И путь в нее, путь к состыковке с высшими планами требует огня, который оторвет вас от периферии. Она требует жертвы, которая для личности является предельной, но на самом деле является спасением от вялотекущего ада обыденности, распинающее высшее на кресте материи.

Связь с Высшей Триадой, передача впечатлений из низшей триады возможна только в точке встречи, когда сознание отрешается от личностного. В этом смысл подвига.
Но это иллюзия пустой надежды, которая надежно хранит вас в скорлупе для переработки форм эго.

Постоянные усилия осознавать тот Безмолвный центр  единственный путь в реальность, который предлагает всё, что предлагает реальность. Путь в подлинное приводит сюда. И наша готовность к этому пути и есть ежедневная работа и духовное достижение.

Описание этой реальности достаточно трудно перевести в обычный язык, потому что у каждого жителя расселины своя символика, свой миф, свой язык. В общем, это всегда система неопределенных смыслов, оперирование нетрадиционными архетипами древности и архетипами будущего, взаимодействие со следами полуживых и давно умерших людей. Это путешествие за пределы Времени, Пространства и Знания в поисках совершенствования.

Почему все-таки щель? Потому что существование в других пространствах, это значит не возможность быть самим собою, в окружении, которое не есть ты, поэтому трудно преодолеть не ангажированность. Тут необходима всемирная наглость и бедная мудрость, постоянное самоуничижение и естественная скромность… и многое такое, что в обычном мире людей не проходит.

Но пора перейти к описанию тех, кто составляет население расселин, увидеть их чаяния, как они попадают в капканы социума или ведутся на уловки эгрегоров.

Какой это будет жанр? Жанр биографий, или критическое житие — Лимонарь (луч) от греческого «лимон», прозопея или миф? Или это будет нарочитое совмещение разнородных жанров и источников, смещение пространственно-временных конвенций, где не так важна фактология. Не знаю… текст что-то проявит, покажет, сделает скрытый намек через игру символа, через смелый контраст оксюморона, который, сжимаясь, начнет игру тропов и фигур.

 

Людвиг

кук 4

Я не знал Людвига воочию, а познакомился с ним заочно, через одного своего приятеля – Сергея Потапова. Это было в день пречистого четверга, у него на островке под названием «Красная сосна». В тот день стояли огромные горы облаков на фоне красно-бежевого неба. Они находились совсем недалеко, но в тоже время у них был неприступный вид гор Тибета. Холод первых дней апреля и отсвет за этими псевдогорами создавали нереальную атмосферу. Миг места вдруг приобрел другое измерение, пространство изменялось буквально на глазах, и даже местный ручей, в котором неожиданно ожили океанские водоросли, казался необычным источником. Во время этих медитаций художник Сергей Потапов все время говорил о своем преподавателе орнамента, а мой товарищ в тот период учился в Строгановке.

Полное имя его преподавателя было Людвиг Генрих Маврикович. Но как-то было неудобно называть его так, получалось наподобие Акакия Акакиевича, а просто Людвиг — звучало…так как он работал в ЧК, знал Ленина, Сталина, Ататюрка. Построил здание советского посольство в Анкаре, а также работал над проектом создания искусственных морей. Когда один из начальников ГУЛАГа спросил у него, может ли он это сделать, он тут же отведил «Да!».

Так вот Людвиг знал хеттский алфавит и многие другие алфавиты древних этносов, постоянно перемещающихся в ее недрах. Позднее по его мнению Хетти, Хатти пришли в Японию и основали древнюю столицу Нару (что-то похожее излагает Лев Гумилев в своей книге «Этногенез»).

Исследования по дешифровке пиктограммам, теофорных имён и терминов древнего мира. Дешифрованы идеограммы Гангруд-свастика, Коринфская капитель, Опеон пантеонов. Это корни и ключи к многим современным символам, которые современники понимают поверхностно.

Также он часто рассказывал про загадочную культуру этрусков, алфавит которой известен, но не прочитан ни один текст до сих пор, и т.д.

Последние его работы по Герменевтике символов. Он много занимался пиктограммами, метафористикой, омонимами, орнаментами. А учебник по Герменевтике не написан в России до сих пор.

Все это подавалось в сильной энергии и концентрации, носителем которой не мог быть мой приятель, человек скорее художественного склада. Хотя для него высокая информация не была присуща, он передавал ее хорошо, усиливая на свой лад и манер. То ли от медитаций, то ли от герметической информации, я, когда ехал обратно домой в метрополитене, распредметился. Лица людей, при небольшой концентрации на них, воспринимались на зооморфном уровне, то есть при взгляде на сидящего напротив, я видел прячущегося животного.

Этот феномен восприятия и пробужденная чувствительность продолжались несколько дней, чуть-чуть напугав меня. Это, может, и послужило помехой к физическому контакту с Людвигом, правда, осталось направление, в котором я продолжал двигаться. От этого источника веяло упругой духовной свежестью, интуитивное сознание приносило немыслимые знаки, вибрации и символы, которые и приводятся ниже.

Позже я узнал, что такой уровень общения с Упу-гуру является естественным, что, никогда не встречаясь на физическом плане с Учителем, получаешь от него сильный толчок и канал, своеобразную трансценденцию.

Вскоре Сергей сообщил, что Людвиг умер, и что его архив достался его жене, которая ничего в этом не смыслит и наверняка он пропадёт. Меня  это мало уже интересовало, так как он чувствовал, что Людвиг не умер, а просто ушел с физического плана, давая мне  инсайт в это пространство. Импульс, который создал Людвиг, развивался в определенную энергию.

С при встречах продолжал рассказывать какие-то новые подробности, трактуя их по-своему, но для меня это были просто слова, ничего не значащие, он находился в потоке, куда его звал Людвиг и откуда шла информация другого порядка, которую можно было назвать Знанием, то что над ним ( Метанойя).

В даже пытался все это объяснить Сергею Потапову, так как мы можем сколь угодно стремиться к объяснению друг другу, но так и не объяснить. Существуют пределы интерпретации Себя, Другого, Текста, но это всегда лежит в модальности собственной глупости, которая является непониманием своего предназначения или слушанием пути.

Вот несколько символов и пиктограмм из Потока Людвига, где он выступил как дешифратор. Двойная спираль — символ Бога в древности. Знак деления: стрела и лук, перо птицы. Крыло птицы — символ парения. За машущим крылом ночной птицы, где покой в движении, а движение в покое.

Бог Мандраш; Мидраш — изучать глубоко и т.д. сквозило по разным архетипам древности. Надо было составить карту, чтобы не заблудиться. Создание карты опыта дает возможность установить связь полноты, соединить в прекрасное разорванные элементы процесса.

Он провёл исследования по дешифровке пиктограмм,
теофорных имен и терминов древнего мира.

Дешифровал пиктограммы: Эрешкиль, Гильгамеш, Человек
скорпион, Хиррокин, Капитолийская волчица, Химер Генацвале, Ашур-Осирис и др.

Дешифровал теофорные имена: Вассугани, Асушунамир,
Аршатома, Хелладархес-Олитархес.

Дешифровал идеограммы: Гангруд-свастика, Коринфская
капитель, Опеон пантеонов.

Карта Людвига лежала лет 25, оставаясь смесью реального и воображаемого путешествия… как вдруг появилась Инга, женщина, скажем, без возраста… она показала маршруты на этой карте, подтвердив многие мои предположения…

Инга училась в аспирантуре Строгановки и воочию видела Людвига, проходя у него курс. Она была девушкой простой, из провинции, комсомольская активность не давала ей покоя…

Как-то она шла по коридору, а навстречу ей Людвиг.., когда она пришла в общежитие, на нее неожиданно напал безотчетный страх… вибрации захватили ее, и она пригласила подругу, чтобы ночевать вместе… На следующий день эти перечисленные ощущения прошли… Людвиг во время бесед над диссертацией подсовывал различные брошюры, научно-популярного толка, проводя через этот язык к более глубинной информации. (В то время в СССР таких книжечек по разным направлениям выпускалось множество. Это были книги по семиотике, кибернетике науки.) Через эту информацию она набиралась опыта в когнитивности. Важно было познавательный процесс поддерживать в горячем состоянии.

Через некоторое время она опять шла по коридору училища и навстречу ей опять Людвиг.., дойдя до конца, она, остановившись, оглянулась… и в этот в этот момент почувствовала, что в нее вошла та безотчетная энергия, которая напугала первый раз… И тут она поняла, что эта энергия как-то связана с Людвигом… На этот раз того страха не было. У неё открылась способность волшебного автоматического письма: она могла конспектировать манускрипты древних библиотек. Постепенно у неё накопилось много тетрадей с записями клинообразного письма, которые она сама прочитать не могла, хотя догадывалась о содержании. Чтобы понять и прочитать древние тексты она поступили на археологический факультет Алма – Атинского университета и уже потом, спустя много лет, когда их Казахстана изгоняли русских и отбирали их дома, в этот день её убили и сожгли дом с книгами и рукописями.

А тогда, в Москве, она поняла, что Людвиг существо другого порядка, иного видения мира, хотя он прошел предательство жены, она написала на него донос и сталинский ГУЛАГ. Такие люди как он и Богданов, были духом Красного проекта. Когда таких людей не стало, Великий проект сошёл на нет.

Являясь первым советским доктором технических наук (о нем есть упоминание в книге Хан-Магомедова «Пионеры архитектуры малых форм»).

В США воплотилась его идея одноэтажной Америки. Если бы эта идея прошла в СССР, то были бы решены жилищные программы и не было бы проблемы расселения, которые существуют до сих пор.

Людвиг и этим занимался, но вернемся к сюжетной линии, он был назначен техническим советником к Ататюрку. Зная тюрский  язык, он часто беседовал с седобородыми шейхами на различные темы: о суфизме, о мусульманском ренессансе, о Бахауддине, отце Руми, авторе «Утопленной книги», о самом Руми,  который похоронен в Конии, где и умер Платон, кстати. Шейхи доказывали, что Руми исчез, как зеленый Хызыр. В общем содержание их разговоров нам доподлинно неизвестно. Сотрудники миссии заметили, что он часто встречается с шейхами и сообщили куда следует.

Шел не то 26-й год, не то 27-й год, и Людвига отозвали, и вскоре, как и многие, он оказался в ГУЛаге, в этом царстве теней, куда не доносились ни звуки Рио-Риты из многочисленных городских парков, ни запахи вкусной еды, ни голоса детей, свободно гоняющих мяч на пустыре.

Из его жизни в заключении известен один эпизод, когда его вызвал начальник лагеря, сообщив, что у его жены рак, и, если он, хреновый доктор, не вылечит ее, то он вынужден будет его застрелить. Для пущего вида начальник достал из кобуры пистолет… Людвиг в ответ пробовал возражать, что он всего лишь доктор технических наук, и к медицине не имеет прямого отношения, но все его возражения закончились быстро. Начальник был человек остроумный, но упертый, и Людвигу ничего не оставалось, как вылечить его многострадальную жену, так как он знал ботаногонию (наука об астральной сущности трав и растений).

Из щели нельзя высовываться. Это одно из правил людей расселин. Людвиг нарушил и забыл об этом правиле, что близость к власти чревата последствиями. Красный эгрегор не простил его бесед с седобородыми шейхами, и что он был одним из первых чекистов.

Условие передачи или обмена знаниями всегда уникальны, и носят скрытый характер. И в заключение хочется привести слова Людвига: «Нигде нам не найти места в странах Востока и Запада. Мы, как летние птицы, нас нет зимой».

5 thoughts on “Валентин Куклев Люди расселин

  1. Хотелось бы узнать почему автор, кроме идеологической близости, решил поставить этот текст на свой сайт.

    • Аркадий Ровнер не является автором этого текста. Это первое. Второе… Аркадий не идеолог. Он один из людей расселин….
      Впрочем, возможно, Куклев заплатил ему огромнейшую сумму денег, чтобы увидеть свой текст на этом сайте.

      • Я хотела сказать следующее: почему автор сайта решил поставить текст уважаемого Валентина Куклева кроме того что этот текст очевидно симпатизирует его основным идеям. А уж в выборе метафор к его мировозрению и мироощущению позвольте мне остаться при своём мнении.

  2. Дух долин и дух глубин
    Это разные два духа
    И за кем пойдешь ты вслед
    Тот услышишь и ответ.
    Звук долин как гимн для слуха
    Звук глубин терзает ухо
    Путь в долину светлый путь
    В глубине таится жуть
    Кто в долине был рождён
    Спит во сне и видит сон
    В нём он взмыл к вершинам гор
    В нём звучит победный хор
    В нём он светит в нём он свет
    И других ответов нет.
    Кто родился в глубине
    Тот всегда живёт во вне
    Для того и свет не свят
    И уснуть бы он был рад
    Но рожденным в глубине
    Нет спасения во сне.
    Лишь последнее ничто
    Одевают как пальто
    И уходят в никуда
    Навсегда.

  3. Дух долин и дух глубин
    Чей ты раб, чей господин?
    Это разные два духа
    Есть и третий голос брюха
    Но для тех, кто им пленён
    Нет пути, есть лишь закон.
    И за кем пойдешь ты вслед
    Тот услышишь и ответ.
    Звук долин как гимн для слуха
    Звук глубин терзает ухо
    Шепелявая старуха
    Шамкнет тёмное словцо
    Потечёт как воск лицо.
    Путь в долину светлый путь
    Бьёт копытом конь и грудь
    Распирает от восторга…
    Путь глубин как путь от морга
    Ветер рвет с волос платок
    За спиной холодный бог
    Смотрит, в спину, не мигая
    И озноб ползёт от лая
    А под сердцем глыба льда
    Сквозь неё горит звезда.
    Свет её наводит жуть
    И поёт, со мною будь.
    Кто в долине был рождён
    Спит во сне и видит сон
    В нём он взмыл к вершинам гор
    В нём звучит победный хор
    И Отец что ждал давно
    Из воды творит вино.
    В нём он светит в нём он свет
    И других ответов нет.
    Кто родился в глубине
    Тот всегда живёт во вне
    Раздирая плоть и ум
    Режет знаки тайных рун
    Взгляд в тумане, сам туман
    Бродит проклятый как Пан
    Чья свирель всех гонит прочь
    И бездонна его ночь.
    Для того и свет не свят
    И уснуть бы он был рад
    Но рожденным в глубине
    Нет спасения во сне.
    Лишь последнее ничто
    Одевают как пальто
    И уходят в никуда
    Навсегда.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s