Сергей Родыгин — Два стихотворения

Everlasting Dance

I was dancing at the gates of a temple on the island of a swan-god;

I listened to the prophet of light and joined his followers on the great mountain;

I was sitting under of the four-fold roots of the tree with a smile on my lips;

I was watching a humble man dying in all his glory on the sacred wood;

I carried wooden shield and a battle ax to the walls of eternal city;

I listened to the tales of the camel driver when his caravan stopped to rest;

I was among the men in white capes crossing river holding their lances tight;

I was helping the young priest to write his beautiful poems of love;

I build the greatest temple and buried my tools under it in a secret chamber;

I gave the map of the new world to the man of great skills in navigation;

I rode next to the eastern king when he crossed the longest river;

I spoke to the reformer when he prepared his theses for a great gathering;

I taught the astronomer how to build a machine to watch seven planets;

I shook the apple tree in the garden where the alchemist rested;

I helped tall young boy to ascend to the throne of a snowy wasteland;

I sailed to the end of the Earth on a tall ship with a man of adventure;

I was with an artillery captain when he stepped on the path to eternal glory;

I saw how the city of lights fell to the ruddy giants in shining armor;

I was dancing in the city on the silver river, enjoying fresh air and passionate music;

I rode dusty roads of southern country with a leader of peasant guerillas;

I was running away from drunken sailors on the streets of a capital city;

I hid myself in the room of marble and gold when the mob attacked the palace;

I was flying with Italian over a frozen ocean, and searched for a lost explorer;

I was walking with the man and his dog on the paths of his mountain retreat;

I was drinking ale in dingy pub in the imperial city day before crossing the channel;

I was with the men of a great courage on their way to the great beyond;

I returned to the city of a good air after the sea war was over;

Where I again danced that neverending dance of eternal life.


 

I left my soul in Berlin…

I left my soul in Berlin,

I left it on Ku’damm and Unter den Linden,

I left it in Charlottenburg and Potsdam.

I left my soul in a small backstreet café and in Salomon Bagels.

I left my soul in Tiergarten and Potsdammerplatz,

And in U-Bahn stations.

I left my soul with taxi drivers and waiters,

Bartender in a bar, and people on the street.

My soul is still there, walking along Lützowufer,

Sitting on the steps of cathedral,

Strolling through the rooms of museums,

Riding the elevator in Sofitel.

It’s still over there, lonely and sad,

And my eyes here full of tears

With a single thought of Berlin,

Where I left forever my soul.

7 thoughts on “Сергей Родыгин — Два стихотворения

  1. ТЫСЯЧЕЛИКИЙ ГЕРОЙ в поэтической радуге СЕРГЕЯ РАДУГИНА

    Рад слышать, Сергей, голос вдохновенного горячего сердца, читая превосходные Ваши верлибры!
    Правда, не могу разделить вашу ностальгию по берлинскому гению места в верлибре «Я оставил свою душу в Берлине», я там никогда не был.
    Зато в состоянии оценить ваш «Бесконечный Танец», этот «нескончаемый танец вечной жизни»… предвечного Я. Ведь Вы говорите в этой поэзе не только о себе, но говоря о себе, вы ведете речь о божественном Тысячеликом Герое, в моем понимании, о танцующем Шиве-Тандаве, разыгрывающем Драму жизни в тысячах лиц.

    Перед лицом Жизни, пред грандиозным видом этого небесно-земного, ужасно-прекрасного Танца мне даже захотелось сказать «одну умную вещь, только вы не обижайтесь». Одной рукой Шива творит, другой разрушает — жизнь и смерть, в этом смысле, идут рука об руку. НО…
    Жизнь, ей-богу, слишком коротка, чтобы тратить ее на ссоры и вражду. «Ребята, давайте жить дружно!» (Кот Леопольд). Если уж мы не можем жить до сих пор, как Христос, возлюбив врага своего, давайте вспоминать почаще, что драма жизни состоит не из одной вражды и тяжбы с ближним. Зачем искать счастья в ненависти, когда есть любовь. В Любви вся прелесть и правда жизни, а Ненависть её изнанка, тень, издержка. «Ненависть не победить ненавистью, лишь любовью побеждается вражда», — рёк Будда.

    Всмотрись, друг, в лицо своего недруга. И в его глазах, сверкающих гневом, ты разглядишь разгневанный Лик того, кто един в тысячах лиц. В нем ты узришь Себя-вечного, многоликого, а в недруге своем — себя гневного, ненавистного. Так узнай же Себя как Единого. С кем Тебе враждовать, с кем воевать? Ты с любовью создал себя, Ты с любовью создал меня. Мы получились такие разные, но Ты — Бог, и Я — Бог, а Бог Один, мы единое целое. А единство — это любовь, это почти синонимы. «Бросай шинель, пошли домой!»

    В этом, в Любви я вижу главный смысл адвайта-веданты и всех недвойственных учений. В этом же смысл главной заповеди Христа — любить Бога и ближнего как самого себя — ибо все мы едины в Боге. И всё Бог, ведь ничего и нет кроме Бога, по большому счету. В начале Бог, в конце Бог… и только в середине шурум-бурум, буря в стакане воды, которая, конечно, и кажется нам самой жизнью и всем ее смыслом. В известном, узком смысле так оно и есть, но давайте все-таки не будем сводить всю жизнь к буре, а любовь к стакану воды.

    Вернусь, однако, к верлибрам. Оказывается (я справился в Википедии), этот пограничный жанр между поэзией и прозой довольно распространен в англо-американской литературе. Я не знал этого, когда в свое время с удивлением и удовольствием читал замечательную небольшую поэму Чарльза Буковски, написанную в этом стиле (увы, не помню её названия, она звучит еще в финале худ. фильма об американском писателе). Верлибры Сергея напомнили мне о поэзии Буковски и еще раз об этом диковинном жанре, где вопреки полному отсутствию рифмы и отчасти ритма только ярче и величественнее торжествует поэтический дух, что в поэзии — Аркадий не даст соврать — самое главное.

    АзБука Вер(ных)Либров

  2. Спасибо.
    Однако, моя фамилия Родыгин. Радугин или Ралдугин это 2 млрд виолончелист… хаха.

    • Прошу прощения, уважаемый Сергей Родыгин!
      Вот так элементарная невнимательность и «творческая фантазия» искажает очевидные факты. Чего уж тут говорить о какой-то «осознанности»!..
      Прошу Алексаса или Татьяну удалить мои комментарии с неверным названием, размещенные выше. А ниже я помещу те же комменты, но с другим, более адекватным названием, например:
      Тысячеликий герой поэтической родины Сергея Родыгина
      — пусть не так радужно, зато правдиво. Каждая буква и запятая имеет значение и должна быть на своем месте.
      С извинениями, АзБука Букв

  3. ТЫСЯЧЕЛИКИЙ ГЕРОЙ НЕБЕСНОЙ РОДИНЫ СЕРГЕЯ РОДЫГИНА

    Рад слышать, Сергей, голос вдохновенного горячего сердца, читая превосходные Ваши верлибры!
    Правда, не могу разделить вашу ностальгию по берлинскому «гению места» в верлибре «Я оставил свою душу в Берлине», я там никогда не был.
    Зато в состоянии оценить ваш «Бесконечный Танец», этот «нескончаемый танец вечной жизни»… предвечного Я. Ведь Вы говорите в этой поэзе не только о себе, но говоря о себе, вы ведете речь о божественном Тысячеликом Герое, в моем понимании, о танцующем Шиве-Тандаве, разыгрывающем Драму жизни в тысячах лиц.

    Перед лицом Жизни, пред грандиозным видом этого небесно-земного, ужасно-прекрасного Танца мне даже захотелось сказать «одну умную вещь, только вы не обижайтесь». Одной рукой Шива творит, другой разрушает — жизнь и смерть, в этом смысле, идут рука об руку. НО…
    Жизнь, ей-богу, слишком коротка, чтобы тратить ее на ссоры и вражду. «Ребята, давайте жить дружно!» (Кот Леопольд). Если уж мы не можем жить до сих пор, как Христос, возлюбив врага своего, давайте вспоминать почаще, что драма жизни состоит не из одной вражды и тяжбы с ближним. Зачем искать счастья в ненависти, когда есть любовь. В Любви вся прелесть и правда жизни, а Ненависть её изнанка, тень, издержка. «Ненависть не победить ненавистью, лишь любовью побеждается вражда», — рёк Будда.

    Всмотрись, друг, в лицо своего недруга. И в его глазах, сверкающих гневом, ты разглядишь разгневанный Лик того, кто един в тысячах лиц. В нем ты узришь Себя-вечного, многоликого, а в недруге своем — себя гневного, ненавистного. Так узнай же Себя как Единого. С кем Тебе враждовать, с кем воевать? Ты с любовью создал себя, Ты с любовью создал меня. Мы получились такие разные, но Ты — Бог, и Я — Бог, а Бог Один, мы единое целое. А единство — это любовь, это почти синонимы. «Бросай шинель, пошли домой!»

    В этом, в Любви я вижу главный смысл адвайта-веданты и всех недвойственных учений. В этом же смысл главной заповеди Христа — любить Бога и ближнего как самого себя — ибо все мы едины в Боге. И всё Бог, ведь ничего и нет кроме Бога, по большому счету. В начале Бог, в конце Бог… и только в середине шурум-бурум, буря в стакане воды, которая, конечно, и кажется нам самой жизнью и всем ее смыслом. В известном, узком смысле так оно и есть, но давайте все-таки не будем сводить всю жизнь к буре, а любовь к стакану воды.

    Вернусь, однако, к верлибрам. Оказывается (я справился в Википедии), этот пограничный жанр между поэзией и прозой довольно распространен в англо-американской литературе. Я не знал этого, когда в свое время с удивлением и удовольствием читал замечательную небольшую поэму Чарльза Буковски, написанную в этом стиле (увы, не помню её названия, она звучит еще в финале худ. фильма об американском писателе). Верлибры Сергея напомнили мне о поэзии Буковски и еще раз об этом диковинном жанре, где вопреки полному отсутствию рифмы и отчасти ритма только ярче и величественнее торжествует поэтический дух, что в поэзии — Аркадий не даст соврать — самое главное.

    АзБука Вер(ных)Либров, 27 мая

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s