Гурджиев, метафизика, практика

Лекция 23 апреля 2016 г.

Последние годы я бился над идеей множественности метафизик. Между метафизиками нет никакой общности, все они разные и друг другу противоречат. Люди не могут найти общий язык, потому что (я имею в виду идеологические и идейные разногласия, ценностные и вкусовые различия и многое другое, приводящее к отчуждению, конфликтам и войнам) в основе их мышления лежат разные базовые понятия, то есть у них разные метафизики. Но метафизику люди обычно не обсуждают, обсуждают то, что из метафизики вытекает (идеи, эстетические и моральные нормы, вкусы). Вот я и спрашивал: как жить (и умирать) в мире множественных метафизик? Выбрать одну — это узость и невежество, а жить с несколькими тоже крайне неудобно. Кроме всего прочего все метафизики в своей сути ни на чем не основываются, произвольны, бездоказательны — как, например, религиозные мифологии, или философии. Как же, то есть в соответствии с какой метафизикой человеку поступать и по какому обряду его хоронить, если он не решил, мусульманин он или буддист, или и тот, и другой, а еще и третий?

И вот я понял две простые и важные вещи. Первая, что все эти трудности упираются в мою неспособность связать отдаленные и по внешним признакам кажущиеся противоречащими друг дружке традиции. Я увидел, что общим у Гераклита, у Платона, у Будды, у Гурджиева, у Пятигорского, во всех религиях и философиях является признание плачевной участи человека и острой необходимости спасаться.

Поразительно единодушие умных людей и всех главных традиций, утверждающих, что человек находится в крайне неблагополучном положении. Также они единодушны относительно необходимости поиска выхода из этого положения, хотя по-разному формулируют для людей эту задачу в соответствии с предлагаемой версией несчастья, или с их метафизикой.

Будда, например, утверждает, что страдания тотальны и предлагает восьмеричный путь спасения. Он отказывается обсуждать детали метафизики, говоря, что укушенному змеей нужно прежде всего спасать свою жизнь, а не заниматься исследованием оттенков змеиной кожи.

Гурджиев считает, что люди созданы архангелом Льюисом для выполнения служебной задачи в космической механике, а именно, для удержания Луны на ее орбите. Он говорит, что у человека нет более важной задачи, чем сбежать из тюрьмы, куда его поместили высшие существа вопреки его воле.

Платон видит людей прикованными к стене в темной пещере и советует им освободиться и бежать из пещеры.

Христианство также считает спасение от состояния грехопадения (наследственной и благоприобретенной ущербности) первой задачей человека и предлагает спасаться молитвами и аскезой.

Пятигорский, интерпретируя гурджиевскую «лестницу идиотов», говорит, что 99% человечества — это просто инструменты, такие как молотки и лопаты, которыми пользуется дьявол, и предлагает людям начать осознавать свое плачевное состояние. Дьявол же любит множества, массы и ненавидит индивидуумов (Карл Юнг), он входит в организованные сообщества, в том числе в религии и духовные коллективы, и становится их предводителем, погружая людей в еще большие несчастья. Спасение не может быть массовым. Оно может быть только индивидуальным.

Все эти люди и учения говорят: нужны усилия, нужно спасаться. Они предлагают для этого разные практики. Что такое практика? Практика — все, что ведёт к спасению. Система действий, направленных на решение определенной задачи. Задачи меняются при разных обстоятельствах, в разные эпохи. Соответственно, разрабатываются новые практики и используются старые.

Эти и многие другие источники согласны с тем, что в основе человеческих несчастий лежит невежество.  Валентин Куклев создал науку агнатологию, от «агнойя» невежество (греч.), изучающую виды невежества людей. Причина невежества — неспособность мыслить, узость взгляда, неумение видеть главное. Буквализм говорит нам: правильно только христианство, только суфизм, только четвертый путь. Нужен только такой набор практик, а не другой. Буквализм избегает новизны, то есть усовершенствования практик, а также использования практик неортодоксальных, необычных, не из «своей» метафизики.

Вторая важная вещь, понятая мною, подчеркивается философом Гочей Гвасалия. Речь идет о сугубо безнадежном состоянии современного человека. О падении человека говорили религии и философии прошлого. Ужасный ХХ век довершил это падение, и сегодня мы живем в человечестве, которое лишено человеческих качеств. Такими качествами являются стремление понять назначение людей в целом, соответствовать этому назначению и осознать свой индивидуальный замысел. Гоча Гвасалия сомневается в возможности спасения для современного человека.

Практики спасения имеют разные формы для разных людей. Для одних — это точное выполнение тех или иных ритуалов и предписаний, например, медитаций, молитв или священных танцев. Для других (таких людей обычно очень мало) ― это ясное метафизическое и\или критическое мышление и\или разработка различных практик спасения.

Есть еще практика искусства, но сегодня искусством называют любое ловкое жонглерство, мастерство или отсутствие мастерства, любое подражательство или жульничанье. Настоящее искусство есть всегда осознание метафизики или мифа, направленных на спасения. Все остальное, в моем понимании, не является искусством, как бы оно не превозносилось и не восхвалялось.

Вот краткое изложение моей московской лекции 23.04.16

 

 

6 thoughts on “Гурджиев, метафизика, практика

  1. Только ли идея спасения и ущербного состояния человечества объединяет духовные традиции? Мне видится ещё одно и может более важное объединявшее начало. Каждая традиция выросла из опыта переживания запредельного, невыразимого словами и каждая традиция пытается привести человека, к тотальному пониманию этого опыта. Красной нитью проходит через все времена и традиции общая для всех религия просветления.Оно названо разными именами и по разному описывается, но те кто прикасался к этому опыту узнают его во всех традициях.И может просветление и есть спасение и ответ на все вопросы?

  2. Если то, что мы называем традицией, пережило в самом начале шок просветления, пробуждения, епифании (встречи с божественным), то дальше это переживание было заключено в сырые и ограниченные формы первичных мифов, в которых «свои» узнают, а «чужие» не узнают первоначальное событие. В результате остается двойной разлом: между невыразимым переживанием встречи и выраженным в мифе содержанием, скрывающем метафизику, а также между «своими» и «чужими». Для меня важно закрепить единство всех метафизик, основанное на остром переживании всеобщего неблагополучия, и поставить общую задачу спасения, пробуждения, просветления, освобождения. Общая задача освободит от местничества в применении практик. Встанет конкретный вопрос о поиске и испытании практик освобождения, и произойдет освобождение практик. У человечества появится настоящая задача — общее дело. Пока же идет безнадежная война метафизик и вытекающих из них идеологий, религий, этик, эстетик, то есть вторичных элементов. То, о чем я пишу, могло бы стать Великим Поворотом Колеса Дхармы в пределах не одной только Индии. Дело Будды должно быть продолжено также за пределами буддизма.

  3. Наличие конфликта между различными метафизиками говорит о том что они давно уже стоят на службе у религий утратив первородство. Являясь Душой ( причиной) религий и учений звезда метафизики стала освещать очень узкие и прагматические интересы. Такая же картина наблюдается почти в каждой частной жизни. Религиозные идеологи как нефтяные магнаты никогда не откажутся от своих интересов и власти. Только полное обессмысливание, дохождение до ручки и абсурда может дать мощный толчек к пересмотру глобальных ценностей. До этого момента человечество будет ужиматься и приспособляться жить во все большем и большем ущербе, снижая стандарты Человеской Нормы. Тут либо нужно ускорить этот процесс сжимания либо создавать альтернативные круги, Ковчеги. Но на сколько можно остаться незатронутым общей энтропией это еще вопрос.
    Избавление от страдания по Платону происходит, должно произойти один раз — нужно выйти из тюрьмы. Будда говорит о перманентном, всеобъемлющем страдании которое есть непрерывный процесс. Я для себя вижу на данном этапе привычку страдать, носить свои тяжелые мысли даже там и тогда когда этого не требуется. Из этого моя сегодняшняя задача, для начала избавиться от этой привычки. Вспоминание Себя это каждый раз выбор. Что я выбираю прямо сейчас — страдать или не страдать. Через короткий промежуток времени снова предстоит этот выбор. Пока мест я не говорю о радости как противоположной стороне страдания, само состояние не-страдание, пускай на минуту сегодня и на две завтра это уже не мало. Вот только лицо в зеркале все чаще кислое )))

  4. Особенность вашего дискурса то. что вы вводите в лекцию много авторов и толкаете слушателя сметь помыслить. Состоявшийся акт мышления уже равносилен чуду.
    Да, человек находится в тисках Майи. Особенность нашего времени то, что человек умирает и на авансцену выступает разумная машина. Фактически сегодня начинается острейший спор между человеком, промыслившим своё умирание и искусственным интеллектом. Религии в кризисе. Оттого и наступают так сильно сайентологи, нью -эйджеры и другие. Сначала нам необходимо согласоваться в применении исходных понятий и терминов. Человека мы должны защищать!
    Я уважаю Гурджиева не потому, что он кавказец, а потому, что он глубоко смотрел и понимал кукольность двуногой твари. Ему удалось синтезировать разные учения. В отличие от Юнга, Гурджиева не принимает академическая философия. Юнг же ввёл гностические пласты в философию через психологию.
    Нам необходимо на пределе человеческих возможностей промыслить многое, что покрыто забвением. Заступиться за человека, а не лицедействовать ради садов небесных! Отдать сердце познанию и сметь спорить с Богом. Дерзать и в дерзании обрести смысл бытия! Машины наступают на нас. Шапка мономаха тяжела, но шапка философа тяжелее.

    • Браво Гоча!… Давайте спорить с Богом, но не надо забывать, что один уже спорил. Его зовут Утренняя Звезда. Красивое имя, неправда ли?

  5. При взгляде на человечество и человека , а так же на религии и традиции, для того чтобы войти с этими величинами не в умозрительный, а в живой контакт, нам необходимо определить, что мы имеем ввиду под этими словами. Входят ли в понятие человечество азиатский, индийский, африканский, латиноамериканский и др. миры? Или мы говорим сугубо о европейском мире?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s