Аркадий Ровнер Разлом

Юность, как ей и положено, жила своими иллюзиями и надеждами. Разговоры в последние дни гальванизировались идеями поселившегося в Омеге скандального писателя Германа Малышева, будоражившими студенческий муравейник. Все с ним спорили, раздражались, но шли по следу его обобщений, не в силах сбросить их чары. Малышев прослеживал цепочку понятий рождение-возрождение-род-родня-родитель-родина-народ. Дальше шли производные этих понятий: родословие- родовитый-природа-порода-рожь-урожай-перерождение-рожа. И, наконец: пародия-отродье-отроду-выродок-уродство-юродство… Из этих рядов он делал несколько далеко идущих заключений, порождавших крайние взгляды и вызвавших бурные дискуссии.

Читать далее

Аркадий Ровнер «Похитительница браузеров»

Сначала у меня пропала моя поисковая программа и текст, над которым я работал. После этого я недосчитал программу-переводчик и еще два документа. Исчезли все фотографии. Пропал список моих публикаций. И, наконец, пропали все адреса и номера телефонов. Файлы, которые я не успел скопировать и сохранить, восстановить не удалось.

Читать далее

Аркадий Ровнер «Свист иволги»

У Мери был большой пестрый попугай Робин, который зимой жил в гостиной, а летом переселялся на веранду, где они с Полом пили по утрам кофе. На веранде Робину было веселее, здесь он участвовал в общем застолье, слушал, как чирикают в саду воробьи и свистят иволги и как хозяева обсуждают телевизионные новости. Этой весной в разговорах часто упоминалась загадочная планета, которая двигалась к нам с окраин нашего звездного скопления. Робин разговаривать по-человечьи не умел, но пробовал подражать птицам, и из него вылетали смешные писки. Мери и Полу он нравился, и они покупали для него в супермаркете особую смесь из орехов и фруктов. Но вот как-то раз им пришлось на год уехать на юг, во Флориду, где Полу предложили хорошую работу, и с Робином нужно было что-то делать. Не брать же его с собой в неизвестность!

Читать далее