Евгений Андрюшин

Дорогой Аркадий!

Большое спасибо за письмо. Моим обленившимся за последний год мозгам оно дало хорошую встряску, заставило меня хоть на немного подняться над бытовой рутиной моей повседневной жизни и задуматься над вопросами, которые Вы так настойчиво и упорно ставите перед своей аудиторией.

В предыдущем своём письме я поделился с Вами лишь своими первыми впечатлениями от просмотра видеозаписи, с текстовым содержанием которой я был ознакомлен с осени прошлого года. Ещё тогда я обратил внимание на поставленные Вами вопросы, и даже не на саму постановку их, а на попытку в меру своего таланта дать ответ на уже поставленный вопрос в английской фразе «Что делать и как?».

Вы сделали попытку, отвечая на этот вопрос, теоретически обосновать свою позицию. Я, к сожалению, не имел возможности задавать Вам вопросы, как это делали молодые люди, слушавшие это выступление в непринуждённой обстановке, но, то, как всё это общение происходило во всех подробностях на экране, усиливало моё впечатление от сказанного.

Итак, по существу дела. Метафизика, как одна из важнейших, — если не важнейшая, по мысли Аристотеля в интерпретации Андроника Родосского, — область философского знания и как особый способ познания мира, никогда не занимала меня всецело и не входила в сферу моих научных интересов. Но, повторюсь, было бы лукавством с моей стороны говорить о пренебрежении к ней, даже к той её части, которую Огюст Конт в стародавние времена называл «спекулятивной философией», не в силах сам, однако, расстаться со своей собственной метафизикой.

Милый мой Аркадий, но посуди сам, мог ли и я, не сделавший метафизику главной частью моих научных изысканий, расстаться с метафизикой, которая, образно говоря, была частью моей собственной духовной жизни? Мог ли и смог ли бы, кивая только на то, что она не верифицирована? Вообще, закоснелые академические постулаты относительно подтверждения истинности знания исключительно опытным путём и экспериментами у меня с детства вызывали сомнение, если не глубочайшее отторжение. Я не понаслышке знаю, к чему приводил в прошлом и приводит сейчас философский догматизм с его монополией на истину. Истина как процесс с её полипарадигмальностью исчезают в окостенении догм, превращённых, как это ни парадоксально звучит, в веру, в метафизику, в сверхзнание.

Догматизм — это зловредная программа, зловредный вирус, троянский конь, троян, иссушающий и разрушающий человеческий мозг И почему бы ему не внедриться в ту высшую сферу человеческого знания, которое с древнейших пор называют мета-физикой, то есть «физикой», стоящей не рядом, не возле и в сторонке, а «над» всеми остальными науками по образу Мета-галактики в нашей Вселенной? Не обошёлся же Новый Завет без Люцифера, без сатанинского вмешательства в души каждого из нас и мира в целом и, следовательно, без необходимости борьбы с этим мировым злом! И это не только в Новом Завете. Эти мотивы прослеживаются в разных формах и дозах во всех верованиях, во всех вероучениях, во всех религиях.

Мне с самого начала было понятно, — называйте это как угодно, «началами основ и началами причин», интуицией, проблесками неожиданного прозрения, — что Ваша задача в объяснении поставленных проблем совсем не связана с открытием множества метафизических систем, собственно, множества «метафизик». Эта истина очевидна для Вас и для меня, и доказывать её нет необходимости. Основная же проблема заключается в том, «как» нам, простым смертным, у которых выработалась практикой стремление наполнить эту свою жизнь смыслом, жить в эпоху множества метафизик. Для Вас это — Работа, как Вы её понимаете. Не практика, не практики, не какие-то многообразные виды деятельности, в том числе и трудовой деятельности, а Работа в высоком смысле этого слова, как её и представлял Георгий Гурджиев. Для других это — молитва. Для третьих, одержимых, это — страсть, страстное увлечение чем-либо. Для четвёртых… Их — бесконечное множество. Библейский легион.

Как кому жить — каждый выбирает по своим понятиям и пристрастиям, осуществляя свой выбор в меру своих сил и способностей. И возможностей. Наш, так называемый, свободный, выбор, отнюдь и до конца свободным не бывает. Во многом он зависит от случая, а точнее было бы сказать, от множества неподдающихся никакому объяснению случайностей, где тоже орудуют законы, вероятностные законы случая. Мы сознаём, что появление на белый свет таких человеческих индивидов, как Данте и Рафаэль, как Шекспир и Пушкин, как Моцарт и Бетховен, совершенно случайно, с обывательской точки зрения. То есть, они могли и не родиться. Но с позиций высшей науки, появление в мире этих людей, каждый из которых составил эпоху, не было случайным. А вот объяснить это мы, — по крайней мере, я, — не в состоянии. И эпохи, созданные ими, не ушли безвозвратно в прошлое. «Нет, весь я не умру. Душа в заветной лире мой прах переживёт и тленья убежит…» Так писал Пушкин, отнюдь не фанатичный приверженец религии.

И второй важный вопрос, затронутый Вами. Как навязчивый мотив, прозвучавший в выступлении. Вопрос не только о жизни… Я не хотел бы тут распространяться по этому поводу, поскольку для каждого это, пожалуй, за редким исключением, самая потаённая часть его психики. Но, поскольку вопрос возник, я должен на него ответить, Ответить так, как я, по своему разумению, навеянному чистой случайностью, а именно, моим ?0-летием в 2006 году, писал в стихотворении, названном «Реквием»:

РЕКВИЕМ, или О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

Посвящаю своим детям —
Ирине и Сергею

На Земле от меня ничего не останется,
На Земле превращусь я при тлении в прах,
И Судьба моя, скорбная пленница-данница,
Рассчитается с Богом в загробных мирах.

Принесёт она душу мою бестелесную
И, как жертву, положат на этот алтарь…
И в глубинах Вселенной на стену небесную
Водрузит вместо звёздочки новый фонарь.

Только б дали проститься с Серёжей и Ирою,
Без дурацких поминок и глупых затей.
Ничего не прошу у Судьбы, кроме мира, я
Для своих обделённых и жалких детей.

Только б вышли они в эту темень кромешную
И взглянули на небо в безлунную ночь:
Посмотрю я оттуда на родину грешную
И увижу ещё раз — и сына, и дочь.

Пусть найдут они в этом далёком мерцании
Утешение духа на радость себе.
И тогда я признаю в своём отрицании
Вечность Жизни, и с нею – покорность Судьбе.

2006

Жму руку, Ваш

Женя.

2 thoughts on “Евгений Андрюшин

  1. Уведомление: Переписка с Евгением Андрюшиным | Сайт Аркадия Ровнера

  2. Уведомление: Письмо Евгения Андрюшина | Сайт Аркадия Ровнера

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s